О прекращении фашистской оккупации Прибалтики

В августе 2020 года Польша, УНР, Литва, и другие страны Прибалтики самым грубым и вызывающим образом позволили себе вмешиваться во внутренние дела соседней Республики Беларусь в связи с прошедшими там недавно выборами, где победу одержал действующий руководитель республики Александр Лукашенко. Так, ещё 14 августа 2020 года сейм Польши принял резолюцию с осуждением "насилия" в отношении якобы "мирных демонстрантов" в Беларуси. "Сейм Республики Польша со всей силой осуждает применение властями Беларуси жестокого насилия и массовых репрессий в отношении белорусского общества и фальсификации президентских выборов в Республике Беларусь 9 августа 2020 года", - говорится в тексте резолюции. В тексте документа также указывается, что в условиях "драматической ситуации" сейм желает "заверить всех белорусов в солидарности и поддержке". "Мы настоятельно требуем от власти в Минске немедленного освобождения всех арестованных и прекращения репрессий и применение насилия в отношении общества", - говорится в документе. Сейм также обратился к правительству с просьбой запустить гуманитарную помощь для жертв гонений в Беларуси и "создать возможность быстрого приема политических беженцев из Беларуси". "Сейм Республики Польша призывает Европейский парламент, Европейский совет и Европейскую комиссию принять решительные меры для поддержки белорусского гражданского общества", - следует из резолюции.

Польше вторит и Литва, в частности, президент которой Гитанас Науседа предложил некий "план из трёх пунктов", якобы для поиска найти решения политического кризиса в Беларуси. "Во-первых, власти Беларуси должны прекратить применение силы против своих граждан и обострение ситуации. Во-вторых, они должны освободить несколько тысяч задержанных граждан. В-третьих, белорусская власть должна восстановить диалог со своим гражданским обществом, создав Национальный совет в составе представителей правительства и гражданского общества", сказал Науседа. При этом он заверил, что президенты Польши и Латвии поддерживают эту инициативу и готовы быть посредниками в переговорах. Более того, бывший кандидат в президенты Беларуси Тихановская 11 августа выехала в Литву, где ей выделили жильё и охрану, и откуда она продолжила призывы к продолжению протестов и где она создала так называемый "Координационный совет для обеспечения трансферта власти".

Таким образом, Вильнюс на подконтрольной ему территории фактически предоставил пропагандистскую площадку и плацдарм для дислокации деструктивных подрывных антибелорусских сил с целью дальнейшей дестабилизации в Республике Беларусь и насильственного свержения власти в ней в результате государственного переворота.

Затем, когда первые попытки свержения законной власти в республике провалились, вильнюсский режим пошёл ещё дальше: 10 сентября 2020 г. литовский сейм признал Светлану Тихановскую "законным президентом Белоруссии". "Назначение" "победителя" президентских выборов в Беларуси это уже не просто вмешательство во внутренние дела Республики Беларусь. Похоже, что вильнюсский режим видит Беларусь частью им же вымышленной "литовской империи", на которую, по мнению его представителей, распространяется некий вильнюсский суверенитет. На самом же деле вильнюсский режим

не только не имеет суверенитета над Республикой Беларусь, а У НЕГО ВООБЩЕ ОТСУТСТВУЕТ КАКОЙ-ЛИБО СУВЕРЕНИТЕТ!

С сентября 2020 года ряд европейских режимов, включая Таллин, Ригу и Вильнюс, позволили себе немыслимое - решать за Народ Республики Беларусь, кто является и кто не является законным Президентом Беларуси. Данная позиция могла бы встретить понимание, если бы она исходила от Титуляров, Суверенов и Автохтонов, либо иных субъектов, имеющих на то соответствующие мандаты. Однако так называемые "Эстонская республика", "Латвийская республика" и "Литовская республика" с 1991 года являются самопровозглашёнными террористическими квазигосударственными образованиями, установленными политическими силами и лидерами национал-фашистских сепаратистов, а также полевыми командирами боевиков (Литва) на оккупированной США и их союзниками/сателлитами территории Прибалтийского военного округа СССР.

Международный Центр Матица Русинов, как Суверен, носитель Титулов, Прав и Мандатов на автохтонных землях Русинов (РусиновРусов), вынужден напомнить, что Русины (с июля 2019 года - РусиныРусы) – государствообразующий Народ Великого княжества Литовского, Галицкой Руси, Польского королевства, Владимиро-Суздальской Руси, Золотой Орды, Новгородской Земли – «Гардарики», Речи Посполитой, Залесской Руси – Великороссии, России, является этноосновой великороссов, белорусов и малорусов (малороссов). А сепаратистским национал-фашистским таллинскому, рижскому и вильнюсскому режимам, их опекунам, а также всем иным заинтересованным сторонам также следует иметь в виду, что:

1. Земли Прибалтики находились под контролем, либо в прямой зависимости от Руських княжеств (в частности, Новгородского и Полоцкого) ещё на рубеже первого-второго тысячелетий нашей эры. Титулы, Права и Мандаты на Прибалтику были унаследованы Иваном IV Грозным, и на данный момент принадлежат РусинамРусам.

2. Земли Эстонии и Латвии были ОФИЦИАЛЬНО И ЗАКОННО КУПЛЕНЫ Россией в 1721 году за 2 млн. таллеров. А Литва, будучи изначально одной из западноруських земель, где вплоть до оккупации Польшей в результате Люблинской унии государственным языком был Руський (русский/русьский/руский), а религией Православие, восстановила единство с остальной Русью/Россией в 1794 году. Воссоединение Руси/России с Литвой было закреплено Декларацией России и Австрии о третьем разделе Польши от 23 декабря 1794 г. (3 января 1795 г.) и Конвенцией относительно раздела Польши, заключённой между Россией и Пруссией, при участии Австрии, от 13 (24) октября 1795 года.

3. Земли и границы СССР, включая всю Прибалтику, были в полном соответствии с Международным правом зарегистрированы в ООН в 1945 году. В свою очередь, все статусы и титулы Эстонской Республики (1918-1940), Латвийской Республики (1918—1940) и Литовской Республики (1918—1940) ОКОНЧАТЕЛЬНО И БЕЗВОЗВРАТНО ПОГАШЕНЫ В 1940 ГОДУ.

4. С 1918 года имущество, активы и права, входящие в объём стоимости правового Титула финансово-экономического суверенитета Русин, использовались для образования в Европе правительств, подлежащих с 2017 года международной инвентаризации, сверке,

аудиту и санации в пользу Русин, норму представительства которых в мире осуществляет Матица Русин.

5. РУСИНЫ (РУСИНЫРУСЫ) - АВТОХТОННЫЙ НАРОД ЕВРОПЫ С 10 ВЕКА. Русины (РусиныРусы) дополнительно удостоверили свои права в США и сохраняют права на все автохтонные территории Русин (РусиновРусов) в Европе.

6. С 1 января 2019 года прекратил своё действие Арбитраж и Мандат США от Лиги Наций на управление территориями, являющимися автохтонными владениями Русин (РусиновРусов) в Европе, а именно: Албании, Австрии, Боснии и Герцеговины, Болгарии, Венгрии, Германии, Италии, Латвии, Литвы, Молдовы, Македонии, Польшы, Румынии, Сербии (включая Косово), Словакии, Словении, УССР, Хорватии, Чехии, Черногории, Швейцарии и Эстонии. С этого момента все права, мандаты, привилегии, компетенции и полномочия, ранее временно делегированные США и связанным с ними структурам всех уровней и функций, возвращены их законным владельцам - Русинам (РусинамРусам) в лице Международного Центра "Матица Русинов", в полном объёме.

Таким образом, Прибалтика всегда была, есть и будет Руськой (Русской/Русьской/Руской) землёй и, соответственно, была и остаётся неотъемлемой частью Руси/России/СССР. Соответственно, на территорию Эстонии, Латвии и Литвы, как на неотъемлемую часть СССР, без каких-либо ограничений распространяются Титулы, Права и Мандаты Русинов (РусиновРусов). А любые действия США, их союзников/сателлитов и любых связанных с ними структур, не согласованные с Сувереном, Титуляром и Автохтоном в лице Международного Центра "Матица Русинов" - являются прямым вмешательством во внутренние дела, интервенцией и агрессией по отношению к РусинамРусам на их автохтонных землях!

В виду указанных обстоятельств, Международный Центр "Матица Русинов", как действующее Правительство УССР, а также Суверен и Титуляр на автохтонных землях РусиновРусов (в число которых входят и страны Прибалтики, как НЕОТЪЕМЛЕМАЯ земля СССР, границы которого были и остаются НЕЗЫБЛЕМЫ И НЕРУШИМЫ) считает необходимым ниже дать оценку сложившейся ситуации в Прибалтике на рубеже 1980х годов по сей день, а также дать оценку легитимности и субъектности Таллина, Риги и Вильнюса с тем, чтоб определить их дальнейшую участь.

Обращает на себя внимание тот факт, что Литва - пионер так называемых "цветных революций, а фактически - коричневых фашистских государственных переворотов в границах СССР. Переворотов, которые совершаются методами вербовки, подкупа, запугивания, шантажа, похищений родственников и даже убийств чиновников различных ведомств и уровней, с участием уличных боевиков и так называемых "неизвестных снайперов" под прикрытием наивной толпы на улицах. Примечательно также и то, что вильнюсский режим представляет из себя не просто одну из сепаратистских русоедско-фашистских апартеидских прибалтийских проевроамериканских марионеток, взявших на себя роль "плацдарма для белорусского майдана". За вильнюсским фашистским режимом тянется длинный шельф кровавых преступлений как в самой Литве, так и далеко за её пределами: на территории. УССР, Чечни, Средней Азии и в других регионах в

государственных границах СССР. Так, до сих пор должным образом не расследована кровавая бойня начала 1991 года в Вильнюсе, ставшая так называемой "информационной бомбой", спусковым крючком актов сепаратизма по всей Прибалтике, о чём пойдёт речь ниже.

Сразу после провозглашения так называемой "независимости", а фактически совершения акта сепаратизма в 1991 году, в самопровозглашённых квазигосударствах Прибалтики занялись подсчетом убытков от «оккупации». Считаем необходимым обратить внимание на то, что именно указанные страны получили от «оккупантов». По сравнению с другими республиками, прибалтийские в СССР были на особом положении – здесь строилась первоклассная инфраструктура, а на прилавках местных магазинов всегда были дефицитные товары.

Так, после освобождения Эстонии от фашистов, Москва выделила республике 300 миллионов рублей. 260 миллионов рублей Эстония получила от других советских республик. Также в Таллинн было направлено 40 тысяч тонн угля и кокса, 11,5 тысяч тонн металла, 1150 автомобилей. За годы «советской оккупации» валовая продукция в промышленности Эстонии возросла в 55 раз, добыча горючих сланцев – в 13,5 раза, объем капиталовложений – в 30 раз. В сельское хозяйство было вложено 6 миллиардов рублей, в результате чего урожайность и сборы зерновых увеличились вдвое. По объёму инвестиций в основной капитал на душу населения Эстония обходила все республики Советского союза. Как говорится в материалах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), перед развалом СССР, эстонский ВВП составлял 10700 долларов на душу населения. По тем временам – 46-е место в мире!

И это несмотря на то, что таких промышленных гигантов, как, например, рижский электротехнический завод ВЭФ, в Эстонии не было. Тем не менее, в республике функционировал Таллинский машиностроительный завод (ТМЗ), модернизированный силами Советского союза – предприятие оказалось настолько мощным, что считалось государствообразующим. До четверти советской нефтегазовой промышленности работало как раз на станках и приборах, сошедших с конвейера ТМЗ. В 1970-х годах здесь впервые в стране была применена технология воздушного охлаждения во время переработки газа. Кренгольмской мануфактуре, что в городе Нарва, в современной Эстонии повезло меньше. Советский союз спас фабрику в 1940-х. Предприятие, прекрасно себя чувствовавшее во времена Российской империи, переживало сильнейший кризис после 1920-х. После вхождения Эстонии в СССР, мануфактура получила вторую жизнь – здесь работало 12 тысяч человек, в разы увеличилась площадь производства, было установлено самое современное оборудование. Кренгольмская мануфактура обеспечивала Советский союз тканями и ватой. Детище Советского союза – Новоталлиннский морской порт (сейчас – Мууга) был построен в 1986 году. Его называли самым дорогим инфраструктурным проектом послевоенной Европы – стоимость порта оценивалась в 6 миллиардов долларов. Разумеется, к Новоталлинскому морскому порту прокладывалась инфраструктура – нефтепроводы, дороги. Все на деньги Советского союза. По своему качеству, эстонские, латвийские и литовские автотрассы занимали первое место в стране.

Безработицы в Эстонской ССР не было, а любой принципиально неработающий человек считался тунеядцем, к которому применялись меры государственного и социального воздействия. Вместе с тем всеобщая трудовая занятость позволяла каждому человеку иметь хоть какой-то доход и социальные льготы, порой по своей ценности превосходившие сам основной доход. К социальным благам относились бесплатные профсоюзные путёвки на санаторный или курортный отдых, пионерские лагеря для детей, бесплатное образование всех уровней, бесплатная медицина и многое другое.

Латвийская ССР в составе Прибалтийского экономического района лидировала во множестве отраслей экономики. Транспортное машиностроение, электротехническая радиопромышленность, приборостроение, пищевая индустрия и косметическое производство были столпами экономики Латвийской ССР. Вентспилсский порт стал крупнейшим в СССР портом по экспорту нефтепродуктов. Были построены нефтепровод Полоцк – Вентспилс и газопроводы Дашава – Рига и Валдай – Рига. Помимо нефтепродуктов и газа в Латвию в больших количествах ввозились металлы, каучук, хлопок и другие виды сырья, готовые изделия. В середине 80-х годов в другие республики СССР и за рубеж направлялось две трети продукции машиностроения и металлообработки, две пятых – легкой и треть продукции пищевой промышленности (продукции парфюмерно-косметического объединения "Дзинтарс" – даже 90%).

К началу 1980 годов производство промышленной продукции в Латвии выросло в 47 раз в сравнении с довоенным уровнем, а валовая продукция сельского хозяйства увеличилась в 1,5 раза. Продукция таких предприятий, как ВЭФ, «Радиотехника», Рижский вагоностроительный завод, Рижский электро-машиностроительный завод, Рижская автобусная фабрика (РАФ), «Дзинтарс», «Лайма» и других была известна не только в СССР, но и за его пределами. Крупные промышленные предприятия были построены в Даугавпилсе, Лиепае, Елгаве, Огре, Валмиере. Быстро развивался железнодорожный, морской и авиационный транспорт. В конце 1950-х - начале 1960-х годов развернулось массовое жилищное строительство. Латвийские вузы готовили высококвалифицированных специалистов на латышском и русском языках. Свой вклад в развитие экономического потенциала республики наряду с латышами внесли как русские, так и представители других национальностей.

К моменту вхождения в состав СССР Литва являлась аграрной страной, в которой 74,8% населения занималось сельским хозяйством, и только 7,5% было занято в промышленности, выпускавшей несложное сельскохозяйственное оборудование и некоторые потребительские товары. После войны, уже в составе СССР, восстановление народного хозяйства Литвы сопровождалось не только его реконструкцией, но и созданием целых отраслей с нуля. На это из союзного бюджета выделялись большие капиталовложения в такие отрасли, как станкостроение, турбостроение, приборостроение, электронная промышленность, электромашиностроение, сельскохозяйственное машиностроение, цементная промышленность.

В 1970-е гг. были построены флагманы литовской индустрии — Мажекяйский нефтеперерабатывающий комбинат, снабжавший своей продукцией всю Прибалтику, производственное объединение "Азот" — крупнейшее в СССР предприятие по производству удобрений, Кедайняйский химический завод и другие. Помимо создания целого ряда отраслей народного хозяйства в Литве в советское время был построен крупный рыбопромысловый флот. Литовские сейнеры вели лов рыбы не только в Балтийском, но и в Баренцевом морях, а с 1971 г. — в Атлантическом океане. В Клайпеде базировался мощный торговый и рыболовный флот, этот город стал всесоюзным центром рыбной промышленности. В 1955 г. в Клайпеде был построен современный судостроительный завод, начавший серийный выпуск средних рыболовных траулеров.

Настоящими воротами Литвы в Европу стала паромная переправа Клайпеда — Мукран, также построенная в советское время. Ее строительство обошлось союзному бюджету в сотни миллионов рублей.

О темпах индустриализации сельского хозяйства свидетельствует такой факт: к концу 1957 г. в сельхозартелях Литвы имелось 1219 тракторов. Через 15 лет, в 1972 г., в Литве было 44,7 тысяч тракторов, 9,8 тыс. зерноуборочных комбайнов, 28 тыс. грузовых автомобилей, а механизация полевых сельскохозяйственных работ достигла 86%. Поголовье крупного рогатого скота увеличилось с довоенного периода в 1,8 раза, поголовье свиней — в 2,3 раза, птицы — в 2,8 раза. Уже к декабрю 1964 г. в Литве завершилась полная электрификация всех колхозных и совхозных населённых пунктов. Для сравнения отметим, что в Московской области это произошло только к середине 1980-х гг. О том факте, что из слаборазвитой аграрной страны Литва превратилась в индустриальную, свидетельствуют коренные изменения в социальной структуре населения республики. Увеличился удельный вес занятых в промышленном производстве. Если в 1945 г. в промышленности было занято 38,3 тыс. работающих, то в 1951 г. — уже 86,4 тыс., а в 1985 г. — 392,6».

На территории Литвы и других республик Прибалтики реализовывались масштабные союзные инвестиционные проекты, такие, как сооружение электростанций, строительство объектов химической промышленности, развитие наукоёмких производств и опытных разработок, реконструкция и строительство морских портов, мелиорация в сельском хозяйстве и т.д.

Прибалтийские республики стали в СССР своеобразной лабораторией промышленных нововведений, полигоном проведения целого ряда экономических экспериментов, опробования новых технологических решений и методов управления хозяйственным механизмом. Материальная база промышленного и сельскохозяйственного производства отличалась от общесоюзной новыми, менее изношенными основными фондами. Приграничное положение Прибалтики способствовало созданию здесь широкой сети высококлассных коммуникаций, аэродромов, морских портов, складского и ремонтного хозяйства. Так, если величина капитальных вложений на душу населения в 1989 году в

СССР в целом составляла 763,5 руб., то в республиках Прибалтики она была существенно выше: непосредственно в Литве показатель составил 856,2 руб.

Факты свидетельствуют о том, что прибалтийские республики имели в СССР в финансировании социально-экономического развития существенные преимущества перед той же Россией/РСФСР, которая несмотря на свой донорский статус, имела уровень благосостояния своих жителей намного ниже, чем в других союзных республиках. Этот советский парадокс в отношениях "метрополия — провинция" находит отражение и у зарубежных специалистов. Так, известный немецкий социолог Я.Экберт отмечает: "В глазах многих русских именно нерусские были привилегированными в системе национальных республик, в то же время многие из них называли советскую систему русской империей". Если Советский Союз и был империей, то это была "империя наоборот", в которой провинции питались соками метрополии.

МЦ "Матица Русинов", как суверен и, соответственно, СУБЪЕКТ ВЫСШЕЙ ЗАКОННОЙ ВЛАСТИ НА ТЕРРИТОРИИ ВСЕЙ ПРИБАЛТИКИ, ещё раз обращает внимание всех заинтересованных сторон, что достигнутый социальный и экономический уровень прибалтийских республик не в последнюю очередь был обеспечен в результате перераспределения ресурсов в рамках общесоюзного хозяйства. И, как результат, благодаря интеграции в советскую политическую, экономическую, социальную, культурную систему прибалтийские республики к началу 1990-х годов находились отнюдь не в бедственном положении. И тем более циничными, возмутительными, бессовестными и вызывающими выглядят заявления и действия политиков прибалтийских республик, осмелившихся со второй половины 1980-х годов изворачивать исторические факты наизнанку, фальсифицировать факты и цифры, обвинять СССР и русский народ чуть ли не "во всех смертных грехах".

Не вызывает никаких сомнений тот факт, что события второй половины 1980-х годов в Прибалтике, и, в частности, распространение сепаратистского движения в Эстонии, Латвии и Литве, во многом было обусловлено общесоюзными тенденциями, связанными с запущенной Москвой политикой так называемой "перестройки" и связанным с ней рядом деструктивных и дезинтеграционных процессов, пущенных высшим руководством СССР по халатности, либо по злому умыслу на самотёк. Действительно в ЦК КПСС регулярно поступала негативная информация о положении дел в Прибалтике, однако происходившие там процессы выдавались чуть ли не за пример "перестройки". А "народные фронты", возникшие в Прибалтике, начали распространяться по всей территории СССР. Никто не снимает с первых лиц государства (включая членов Политбюро, руководство ЦК КПСС, СовМин и ряд высокопоставленных сотрудников КГБ) вину и ответственность за фактическое уничтожение СССР, его территориальной целостности. Вместе с тем, МЦ "Матица Русинов" особо подчёркивает: эстонские, латвийские и литовские политики и медийные пропагандисты, установившие и поддержавшие в указанных союзных республиках сепаратистские режимы, взявшие курс на выход из СССР и впоследствии

приведшие страны Прибалтики и их народ к катастрофе, являются СОУЧАСТНИКАМИ УНИЧТОЖЕНИЯ СССР, НЕСУТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И ДОЛЖНЫ ОТВЕТИТЬ ПО ВСЕЙ СТРОГОСТИ ЗАКОНОВ СССР КАК ИЗМЕННИКИ РОДИНЫ!

Ещё в октябре 1986 года в Рейкьявике состоялось соглашение между руководством СССР и США, в которое в той или иной форме был включён не только вопрос о Восточной Европе, но и о Балтии. К выполнению этого соглашения привлекли достаточно влиятельные силы КГБ - одного из главных двигателей политики "перестройки".

1988 год в Прибалтике ознаменовался резко возросшей митинговой активностью под руководством ряда неформальных организаций. Вслед за Москвой и Ленинградом, где не без ведома и одобрения высшего руководства СССР, а также КГБ одна за одной стали появляться всевозможные общественные организации в поддержку "перестройки", эстафету перехватили и прибалтийские союзные республики. Одной из первых прибалтийских организаций, созданных для поддержки курса "перестройки", стал учреждённый в апреле 1988 года "Народный фронт Эстонии". Спустя два месяца в Литве появилась организация, получившая название «Движение за перестройку» или «Саюдис» (Союз). А в начале октября того же года "народный фронт" был создан в Латвии, что получило широкое освещение по телевидению и в прессе. Интересно, что в качестве гостей в зале находились секретари ЦК Компартии Янис Вагрис (выступил с приветственной речью), Анатолий Горбунов, Ивар Кезберс, Виталий Соболев и председатель КГБ Эдмундс Йохансон.

Даже беглое знакомство с обстоятельствами возникновения так называемых "народных фронтов" и других подобных антигосударственных якобы "общественных" организаций показывает, что на огромной территории Советского Союза они появились на свет почти одновременно, в пределах полугода. Это указывает на то, что процесс формирования оппозиции партии и советскому социалистическому строю имел не стихийный, а организованный, спланированный характер.

Сами же члены оппозиционных движений и организаций во всех трёх прибалтийских республиках, а также историки-исследователи и участники тех событий вспоминают, что они насаждались и создавались "сверху", по закрытому указанию Политбюро компартии, которому для осуществления перестройки понадобилась "широкая народная поддержка".

Так, на пленуме творческих союзов Латвийской ССР 1–2 июня 1988 г. представитель Академии художеств Маврик Германович Вульфсон не только поставил под сомнение факт социалистической революции 1940 г. в Латвии, но и заявил, что на самом деле это была оккупация, совершённая Советским Союзом на основании секретного соглашения с Германией. Можно было бы понять, если бы эти слова были сказаны на антисоветском митинге, но они прозвучали в стенах Дома политического просвещения ЦК Компартии Латвии в присутствии всего руководства республики. Можно было бы понять, если бы с подобной речью выступил кто-нибудь из диссидентов, но её произнёс член КПСС с 1940 г., преподаватель истории КПСС, бывший офицер контрразведки! Можно было бы понять, если бы произнесённые М. Вульфсоном слова только эхом отдались за стенами этого здания, однако буквально через несколько дней как своеобразное руководство к действию

они появились в печати, и не в какой-нибудь, а в официальной, следовательно, подцензурной, и не где-нибудь, а в «Учительской газете». Участники пленума «направили в адрес XIX партийной конференции радикальные требования: мол, Латвия должна стать суверенным государством с латышским языком в качестве единственного государственного» и, оставаясь в составе СССР, «получить независимое представительство в ООН, собственные военные формирования с командованием на латышском языке, экономическое самоуправление и право запрещать иммиграцию из других республик СССР». На этом пленуме прозвучало предложение создать Народный фронт Латвии. Через несколько дней оно было озвучено по республиканскому телевидению.

Летом 1988 г. в Прибалтике стали создаваться партии, которые открыто провозгласили курс на сепаратизм. Так возникли "Партия национальной независимости Эстонии" и "Движение за национальную независимость Латвии". Причём последнее возглавил бывший заместитель председателя Совета министров Латвии, член КПСС Э. Берклавс. А существовавшая с 1978 г. Лига свободной Литвы, действовавшая до этого нелегально, начала внедряться в «Саюдис». Примерно тогда же была сделана попытка объединить оппозицию трёх прибалтийских республик. С этой целью 8–10 июля группа «Хельсинки - 86» провела совещание представителей так называемых «национально - демократических движений» Латвии, Литвы и Эстонии. В совещании принимал участие украинский представитель.

Вскоре после этого один из руководителей названной группы, Ю. Видиньш, получил приглашение в Москву на встречу с американским послом, после чего он стал встречаться с вторыми секретарями американского посольства, уже известными нам Сюзеном Вагнером и Томасом Грэхемом. Причём, поскольку эти встречи имели регулярный, ежемесячный характер, можно утверждать, что названные сотрудники посольства США курировали сепаратистское движение в Прибалтике. К слову, тогда же, летом 1988 года США собрали представителей создаваемых народных фронтов в Варшаве для обсуждения идеи создания «Черноморско-балтийского союза».

Что интересно, на заседании Политбюро в начале осени 1988 г. секретарь ЦК КПСС, ближайший сподвижник Горбачёва А.Яковлев, посетив Прибалтику, утверждал, что там "всё благополучно", тогда как председатель КГБ СССР В.М. Чебриков охарактеризовал сложившуюся там, в частности в Литве, ситуацию как критическую, заявив, что Компартия Литвы находится перед лицом раскола. В следующий раз тема Литвы на заседаниях Политбюро была поднята только когда раскол в Компартии Литвы стал уже реальной угрозой.

Также у истоков оппозиции в Литве, Латвии и Эстонии структурно стоял комитет государственной безопасности. Достоверно известно, что именно Комитет государственной безопасности СССР создавал народные фронты в союзных республиках и на первых порах ими и руководил.

Так, возникновение литовского «Саюдиса» и превращение его во влиятельную политическую силу произошло при активном участии высших структур тогдашнего ЦК

Компартии Литвы и республиканского КГБ. Избранный руководителем "Саюдиса" В. Ландсбергис, а также Б. Кумицкас, К. Мотека, В. Чепайтис, А. Чекуолис, 3. Вайшвила, Р. Озолас, А. Буткявичус, Л. Сабутис, К. Урба, К. Прунскене, В. Томкус, Р. Дапкуте и многие другие "активисты" имели непосредственное отношение к литовскому комитету госбезопасности. Отмечая данный факт, один из лидеров «Саюдиса» А. Буткявичус, создавший в Литве первые незаконные вооружённые формирования (переговоры с ним от Министерства обороны СССР вёл «один высокопоставленный советский военачальник»), вспоминал, что «Саюдис», создававшийся "сверху", в своём руководстве насчитывал 90 процентов людей, связанных с КГБ.

На учредительном съезде Народного фронта Латвии 8–9 октября с приветственной речью к собравшимся обратился первый секретарь ЦК Компартии Латвии Я.Я. Вагрис, ключевую роль на съезде играли Юрис Боярс, Илмар Бишерс, Роман Апситис. С трибуны съезда регулярно звучало утверждение о том, якобы Латвия в 1940 году была оккупирована советскими войсками и незаконно включена в состав СССР. Примечательно, что среди участников того съезда узнавались не только секретари сельских райкомов, но и представители так называемых «первых отделов», или отделений КГБ.

1 октября 1988 г. открылся учредительный конгресс "Народного фронта Эстонии". С приветственным словом к собравшимся обратился первый секретарь ЦК Компартии республики В. Вяляс. Через несколько дней состоялся учредительный съезд Народного фронта Латвии, который проходил в Доме политического просвещения и транслировался по телевидению и радио.

Осенью 1988 г. народные фронты трёх прибалтийских республик открыто провозгласили курс на превращение СССР в конфедерацию. На самом деле, их устремления шли гораздо дальше.

В это же время прибалтийский сепаратизм получает и более чёткие экономические очертания. 21–23 сентября в Риге состоялось совещание, на котором был принят документ под названием «Согласованные основные принципы республиканского хозрасчёта», с целью подготовки Белорусской, Литовской, Латвийской и Эстонской ССР, Татарской АССР и Свердловской области к переводу на хозрасчёт. Главное место в этом документе занимал вопрос о собственности. «Государственной собственностью союзной республики, - говорилось в нём, - являются земля, недра, внутренние воды и территориальные воды и шельф моря, леса и атмосфера, всё имущество, приобретённое и созданное за счёт государственных средств и находящееся на территории республики».

Далее уточнялось: «К государственной собственности союзной республики относятся предприятия, организации и хозяйства, банки, сети (системы) транспорта и энергетики, государственные учреждения и объекты инфраструктуры, финансовые ресурсы, овеществлённые в средствах производства, проектно - конструкторской документации и других ценностях, а также другие производственные и непрои

лее говорилось: «...союзное подчинение предприятий, организаций и хозяйств, банков, транспортных и энергетических систем, средств и систем сетей связи, находящихся на территории союзной республик, отменятся». Исключение делалось только для объектов Министерства обороны СССР. Причём подчёркивалось, что они могут находиться на территории республики только «на основе долгосрочного договора между Союзом и республикой».

Важное место в этом документе занимал вопрос о финансах. «В компетенцию хозрасчётной республики входит организация банковского дела и денежного обращения, включая введение собственной валюты». «Порядок налогообложения, размеры налогов и платежей определяется государственной властью республики самостоятельно». «Для выполнения общесоюзных функций из бюджета союзной республики делаются отчисления в госбюджет СССР».

Что же предполагалось сохранить в руках союзного правительства: «Союзная республика делегирует органам государственной власти СССР функции управления общесоюзного масштаба: обеспечение обороноспособности СССР и проведение внешней политики СССР». Причём это не распространялось на внешнеэкономическую деятельность республик.

Таким образом, решения Рижского совещания показывают, что сторонники республиканского хозрасчёта ставили перед собою цель ликвидации СССР как федеративного государства и превращения его в такую конфедерацию, которая скорее представляла бы собою содружество самостоятельных государств. Это вполне укладывалось в ту модель «реформирования» Советского Союза, о которой 11 августа в Вильнюсе заявил А.Н. Яковлев.

В Рижском совещании участвовали: председатель Госплана Литовской ССР Б.А. Зайнаускас, директор Института экономики Литовской ССР Э.А. Вилкас, председатель Госплана Латвийской ССР М.А. Раман, директор НИИ АПК Латвийской СССР А.А. Калниньш, председатель Госплана Эстонской ССР и директор Института экономики АН Эстонской ЭССР Р.А. Отсасон.

Нетрудно понять, что три председателя республиканских Госпланов были делегированы на это совещание правительствами своих республик и выражали на нём не своё личное мнение. Но руководители республиканских правительств вряд ли пошли на такой шаг, не согласовав его с руководством республиканских партий, а те, в свою очередь, не поставив об этом в известность Москву.

В условиях молчания Москвы, обстановка в Прибалтике продолжала накаляться. Так, на одном из октябрьских заседаний Бюро ЦК Компартии Эстонии В. Вяляс предложил внести в Верховный Совет республики законопроект, содержащий норму о выполнении общесоюзных законов лишь в тех случаях, когда их одобряет республиканский парламент. После того, как присутствовавший на этом заседании руководитель республиканского КГБ К.Е. Кортелайнен выступил против предложения первого секретаря, «Вяляс объявил перерыв, пригласил Карла Ефремовича к себе в кабинет и пытался склонить его на свою

сторону». Председатель КГБ республики не только проявил непреклонность, но и, связавшись по телефону с Москвой, тут же поставил в известность о происходящем нового председателя КГБ СССР В.А. Крючкова. Тот сразу же доложил обо всём М.С. Горбачёву, но не получил от него указаний.

16 ноября 1988г. первый секретарь Компартии Эстонской ССР В. Вяляс фактически "продавил" принятие декларации "о суверенитете Эстонской ССР" Верховным Советом республики, который в тот же день внёс соответствующие поправки в Конституцию ЭССР. Данное решение, отменённое через два дня М.Горбачёвым как антиконституционное и недействующее, стало, по сути, пробным шаром, после чего 18 мая 1989 г. аналогичное решение было принято в Литве, 4 мая 1990 г. и в Латвии.

Международному Центру "Матица Русинов" - единственному источнику ЗАКОННОЙ ВЛАСТИ на территории всего Прибалтийского региона - доподлинно известно, что за спиной прибалтийских сепаратистов, интегрированных во власть Эстонской, Латвийской и Литовской ССР, стояли зарубежные спецслужбы, а все так называемые "народные фронты" в Прибалтике имели зарубежных «консультантов», то есть по сути кураторов. Диверсионно - подрывная деятельность иностранных спецслужб и их агентуры, включая сотрудников американского посольства, в конце 1980-х в Прибалтике росла буквально в геометрической прогрессии.

В частности, установлено, что эстонский политик В. Вяльяс, будучи за на дипломатической работе границей, непосредственно контактировал с представителями ЦРУ, а став руководителем Компартии Эстонии в 1988—1990 гг., несколько раз тайно встречался с агентами ЦРУ в Таллине.

Ещё 11 марта 1990 года новое, так называемое «демократическое» руководство Литвы, возглавляемое одним из лидеров «Саюдиса» сепаратистом Витаутасом Ландсбергисом, объявило в одностороннем порядке о "независимости" Литвы, переименовании Литовской ССР в Литовскую республику и восстановлении действия на территории республики литовской конституции 1938 года. Что интересно, столь судьбоносное для Литвы решение продавливалось депутатами-сепаратистами, за которых на выборах 1990 г. отдали голоса немногим более 40% всех избирателей.

В ответ на эту антиконституционную сепаратистскую выходку 15 марта того же года третий внеочередной Съезд народных депутатов СССР объявил упомянутые решения Верховного Совета Литовской ССР не имеющими юридической силы.

Стоит отметить, что в конце 1989 года Компартия Литвы фактически раскололас

18:37
RSS
17:27

Продолжение

Стоит отметить, что в конце 1989 года Компартия Литвы фактически раскололась на две части – большая (около 2/3) во главе с Бразаускасом отделилась от КПСС и стала активно сотрудничать с литовскими сепаратистами, а меньшая (около 1/3) во главе с Миколасом Бурокявичюсом и Юозасом Ермалавичюсом выступала за сохранение советской Литвы. Фактически с весны 1990 года в Литве установилось двоевластие: с одной стороны, новое

руководство во главе с председателем Верховного Совета Ландсбергисом, опиравшееся на местных национал-фашистов, с другой – сохранявшие верность Советскому Союзу сторонники Бурокявичюса и подконтрольные центру силовые структуры – подразделения вооружённых сил, МВД и КГБ СССР.

Во второй половине 1990 года в литовском «Саюдисе» активизировалась и внутренняя оппозиция, которая справедливо считала, что нахрапистая тактика «ландсбергистов» до добра не доведёт. Тогда в республике приостановили действие «акта о восстановлении независимости» на 100 дней, а центральное руководство СССР сняло с Литвы ранее введённую экономическую блокаду, а далее последовали переговоры, взаимные уступки, поиски компромисса. Стало понятно, что для сохранения в Литве власти Ландсбергиса и его сепаратистской группировки необходима срочная дестабилизация ситуации в республике, и желательно с кровопролитием. К сожалению, мало кто обратил внимание на сказанную тогда Ландсбергисом фразу «Свободы без крови не бывает».

Ещё в сентябре 1990 г. по ТВ выступил вице-премьер Р. Озолас. Он заявил, что Литва находится на пороге войны с СССР. В ноябре из его уст прозвучал призыв к вооруженной борьбе. Тогда же заместитель председателя ВС К. Мотека заявил, что «если противная сторона применит военную силу, литовский народ будет сопротивляться. История 1940 г. не повторится».

При этом литовский сепаратистский режим вынашивал мысль, как спровоцировать Союз на активные действия, желательно с жертвами.

Первая попытка устроить такую провокацию состоялась 7 ноября 1990 г. во время демонстрации и парада в Вильнюсе. Тогда группа боевиков так называемой «Армии охраны края» пыталась не только устроить драку с советскими военнослужащими, участниками военного парада, но и толкнуть людей под колёса бронетранспортеров.

К этому моменту руководство Литвы уже полностью находилось «под опекой» американских советников. Речь идёт о весьма солидной группе американских аналитиков, деятельность которых финансируется известным Фондом Рокфеллера. Наряду с ними работали специалисты из Гарвардского, Йельского и Джорджтаунского университетов США, вашингтонской консультационной фирмы «План — Экон», известного Института Гэллапа и ряда других организаций и структур. Все они «официально» «помогали» Вильнюсу.

В таких условиях к концу 1990 года, когда истёк срок моратория, наложенного Верховным Советом Литвы на решение о выходе из СССР, в Прибалтике, и в первую очередь в Литве, произошло резкое обострение ситуации. А в ночь с 12 на 13 января по сценарию боевиков «Саюдиса» и других организаторов переворота из США и ряда их высокопоставленных сообщников в Москве, в Вильнюсе произошла кровавая бойня с целью дискредитации советских спецслужб, армии, советского государства, в целом. На анализе этого трагического события, до сих пор должным образом не расследованного, но имевшего и имеющего до сих пор широчайший резонанс и катастрофические последствия для всей Прибалтики и всего СССР, Международный Центр «Матица Русинов» далее вынужден остановиться более подробно.

В начале нового 1991 года воздух в литовской столице был буквально наэлектризован. Полыхнуть могло в любой момент и в любом месте. Массовый психоз поддерживали митинги, на которых собирались десятки тысяч человек. Телевидение и другие СМИ, преимущественно подконтрольные просаюдисовским сепаратистам, также нагнетали обстановку: в экранов телевизора и газетных публикаций так называемые «патриоты» всех мастей в едином порыве призывали «выкинуть» из страны «русских оккупантов».

7 января Вильнюс самостоятельно начал экономическую реформу, первым шагом на пути которой стала шоковая терапия — повышение розничных цен в 4–5 раз. Ошарашенные покупатели оглядывали прилавки и не верили своим глазам, а представители трудовых коллективов под стенами парламента провели собственный митинг. Союзное руководство выразило обеспокоенность ситуацией в Литве. 9 января в Вильнюсе прошла новая демонстрация, на этот раз с требованием введения президентского правления, а Бурокявичюс, Ермолавичус и их сторонники объявили о создании Комитета национального спасения Литвы, который «берёт на себя всю полноту власти» и потребовал от подконтрольного сепаратистам Верховного Совета Литовской ССР подчиниться Президенту СССР.

В условиях сложившейся критической политической обстановки в республике, перед сотрудниками Министерства обороны, МВД СССР была поставлена задача по деблокированию и взятию под контроль ряда объектов и общественных зданий, недопущению вывода их из строя экстремистами и боевиками движения «Саюдис», прекращению вещания провокационных и подстрекательских теле- и радиопередач и взятию этих объектов под охрану внутренних войск МВД СССР. В оперативное подчинение «Альфе» передавались силы 234-го полка 76-й Псковской воздушно-десантной дивизии Министерства обороны СССР и сотрудники ОМОНа МВД Литвы». Интересно, что большинство из 150 человек личного состава Вильнюсского ОМОНа составляли этнические литовцы. В январе 1991 года подразделение практически в полном составе отказалось подчиняться сепаратистскому руководству Литвы и перешло в подчинение союзного МВД.

В течение 11-12 января десантники и бойцы спецподразделения «Альфа» без сопротивления заняли ключевые объекты литовской столицы, включая здание Дома печати, откуда по всей Литве распространялись пропагандистские материалы, разжигающие межнациональную рознь и антисоветские настроения. Также был взят ДОСААФ, где находился штаб боевиков так называемого «Департамента охраны края».

В ответ на это 12 января 1991 г. подконтрольный сепаратистам Верховный Совет Литвы объявил СССР «агрессором» и поручил Президиуму Верховного Совета и правительству образовать «временное руководство обороной Литовской республики». Заместитель Председателя Верховного Совета республики Мотека заявил, якобы Литва находится «в

состоянии войны» с Советским Союзом и призвал сограждан «к активной защите республики».

Подконтрольное сепаратистам литовское радио и телевидение резко усилили нагнетание напряжённости и розни, круглосуточно призывая население к вооружённой борьбе с «оккупантами, русскими захватчиками», так как в Литве, якобы «идут боевые действия и Литва находится в состоянии войны с СССР».

В ночь с 12 на 13 января советским силовым структурам поступил приказ при поддержке бронетехники взять под контроль здание комитета по телевидению и радиовещанию, радиопередающий центр и телевизионную вышку, возле которых собрались несколько тысяч сепаратистов, в том числе и вооружённые боевики.

До этого времени головорезы Буткявичуса находились в здании Верховного Совета Литвы. Старые национал-фашисты, облачённые в мундиры и фашистские кресты (некоторые с немецкими винтовками в руках), первыми вняли призывам Ландсбергиса «защищать демократию». О том, насколько далеко готовы были зайти эти подчинённые Буткявичусу «защитники демократии», свидетельствует фраза их главаря: «Интеллигенты резать глотки и мозжить головы не будут, а эти — будут».

Накануне трагедии было понятно, что столкновений не избежать. 12 января в горкоме партии собрались народные дружинники. Им поручили доставить в Совет министров и Верховный Совет петицию рабочих коллективов нескольких вильнюсских предприятий. Но сделать этого не удалось — произошли стычки, дружинники вернулись в горком. Ландсбергис в это время возглавил созданный накануне так называемый «Военный совет Литвы», на котором решался вопрос, стоит ли в условиях сложившегося противостояния проливать кровь. Ландсбергис, Буткявичюс и Лауринкус выступали за кровопролитие.

После долгих сомнений и замешательства, в Москве было принято решение начинать штурм подконтрольных саюдисовским сепаратистам объектов. При этом лидеры сепаратистов Буткявичус и Ландсбергис уже заранее призывали своих сторонников на «защиту телевидения» собирая их у телецентра, где и был организован «майдан».

Офицеры «Альфы» двигались вслед за военными, но на одном из светофоров группа разделилась. К зданию телерадиокомитета отряд «альфы» прибыл первым. Аналогичный отряд направлялся к телевышке.

Войска ещё не успели подойти к телебашне, когда от неё начали одна за одной отъезжать санитарные машины. В сторону колонны полетели камни и уже знакомые РусинамРусам по коричневому киевскому «майдану» бутылки с зажигательной смесью, а с крыш близлежащих домов по танкистам открыли огонь трассирующими пулями.

Одновременно к телецентру и телевышке отправились созданные из числа сторонников СССР две группы дружинников. Под крики уличных боевиков «Смерть русским убийцам»

национал-фашисты у телебашни забили досмерти шедшего впереди дружинников секретаря Советского райкома И.Бутримовича.

На дружинников и солдат боевики нападали с ножами, дубинками, металлическими прутьями, обрезками труб, газовыми баллончиками и другими предметами. Их избивали, пытаясь отобрать автоматы. Из зданий телерадиокомитета и телецентра, из окружавшей здание толпы, с крыш расположенных рядом домов и из рощи по дружинникам и военнослужащим велась интенсивная стрельба из автоматического оружия, в том числе трассирующими пулями. «Неизвестные снайперы», кровавый след и почерк которых всплывёт через 23 года в центре Киева, размещались на крышах и в окнах близлежащих домов, а также стреляли на поражение из телебашни, находившейся под контролем боевиков вооружённых формирований «Саюдиса» — так называемого «Департамента охраны края», который возглавлял Андрюс Буткявичус.

В связи с этим дружинники и военнослужащие неоднократно были вынуждены даже укрываться за бронетехникой. У некоторых «мирных» демонстрантов в руках были взрывпакеты. Альвидас Канапинскас, видимо, хотел бросить взрывпакеты в «советских оккупантов» и по неосторожности подорвал сам себя. Это не помешает литовским сепаратистам пытаться в будущем выставить молодого человека жертвой «русских оккупантов».

О масштабе психологической операции против СССР, его руководства и силовых структур свидетельствуют и другие факты. Ещё в декабре 1990г. появилось устное указание министра главврачам вильнюсских больниц подготовить операционные к приёму большого количества раненых. Соответственно, уже тогда было известно, что скоро в городе прольётся кровь. А за несколько дней до событий 12-13 января 1991 года Литву рвались западные журналисты. За три-четыре дня до трагедии они буквально наводнили столицу республики. А в морги Вильнюса заранее начали свозить трупы людей со всей Литвы, которые умерли далеко не от присутствия у Вильнюсской телебашни. Это были умершие от болезней, по возрасту, погибшие в автомобильных катастрофах. Трупы планировалось показывать журналистам западных СМИ, как ВВС, «Радио Свобода» — с целью создания картинки «геноцида литовского народа». Трупы жертв появились до столкновения с войсками. Все эти факты зафиксированы в расследовании прокуратуры СССР, которое затем замалчивалось в течение многих лет.

Для создания «красивой картинки» и «эффектного зрелища», у литовских национал-фашистов имелся также план поджога Вильнюса — в городе в ключевых зданиях экстремисты собирались разлить бензин и сжечь город. В частности, главарь террористов Буткявичус признался, что в случае штурма советскими войсками он был готов поджечь Верховный Совет Литвы. По его словам, литовским сепаратистам "… нужна была эта красивая картина: горит демократия Литвы! Мы подготовили коктейли Молотова. Многие думали, что мы будем их бросать во вражеские броневики. Но в той ситуации мне нужен был пожар в парламенте… Из школ Литвы мы собрали учебные гранаты и мины, нужно было только перекрасить их. Кстати, гореть должен был и Дворец печати. Но защитники

вылили столько воды на советских военных, что наша взрывчатка не загорелась". Эти и другие откровения главаря национал-фашистских боевиков Литвы корреспонденту русскоязычной литовской газете «Обзор» Наталье Лопатинской в 2000 году не получили должного внимания. Однако они полностью опровергают версию вильнюсского режима, однозначно трактующую те события как «агрессия СССР против независимой Литвы», а любое отрицание факта этой «агрессии» влечёт наказание в виде двух лишения свободы.

Достоверно установлено, что «альфовцы» обошлись без единого выстрела и прорвались в башню, применяя лишь светошумовые гранаты. Они вводят людей в шоковое состояние, не причиняя особого вреда их здоровью. Никаких танков и бронетранспортеров у них не было. Армейская бронетехника появилась после того, когда «Альфа» башню взяла.

Что касается советских десантников, то их автоматы были снаряжены магазинами с холостыми патронами. Применять боевые патроны разрешалось только по команде офицеров и только в том случае, если возникала реальная угроза жизни военнослужащих. Это было хорошо известно литовским организаторам так называемой «общественной обороны» телебашни. Глава этой «обороны», а точнее главный боевик «Саюдиса», Аудрюс Буткявичюс кричал людям, находившимся у башни: «Не бойтесь, солдаты будут стрелять холостыми...».

Прокуратура СССР, несмотря на активное противодействие со стороны литовских властей, сумела провести своё расследование событий у вильнюсской телебашни. Она пришла к выводу, что отсутствуют: «какие-либо доказательства, подтверждающие гибель и ранения потерпевших именно от действий военнослужащих… Протоколы осмотров мест происшествий и другие доказательства свидетельствуют о том, что большинство потерпевших у здания телецентра в действительности погибло не от выстрелов военнослужащих и наезда танков, а от выстрелов боевиков, наезда легковых автомашин и других причин, в том числе вообще не связанных с происшедшими событиями.

Судя по направлению раневых каналов, указанных в справке начальника бюро судебно-медицинской экспертизы Литвы, 6 потерпевших были убиты в результате 1–7 выстрелов в каждого из них с разных точек, в том числе при выстрелах сверху и в спину, т.е. не военнослужащими при непосредственном столкновении с ними лицом к лицу, а боевиками во время их стрельбы из здания телецентра и с крыш ближайших домов».

В связи с этим следует обратить внимание, что из восьми человек, погибших от огнестрельных ранений, у троих (Масюлис Т.П., Повилайтис А.Ю., Римантас Р.) были обнаружены пулевые каналы спереди назад, трое (Гербутавичюс Д.А., Мацюлявичюс В.И., Друскис В.А.) получили смертельные ранения «сверху вниз», двое (Вайткус В.П., Шацких В.В.) — «снизу вверх». Особенно поразительна смерть И.З. Шимулениса, который получил семь пулевых ранений, причём одно «сверху вниз», другое «снизу вверх», одновременно он пострадал от «перекатывания колёс автотранспортного средства». Более того, экспертизой установлено, что у И. Шимулёниса отсутствовало смертельное ранение в голову, хотя литовское следствие утверждало, что именно оно явилось причиной смерти. В то же время тело Шимулёниса было практически изрешечено пулями с разных сторон. Криминалисты установили, что стреляли с разных точек в уже мёртвое тело.

Установлено, что другой погибший В. Мацюлявичюс погиб от пулевого ранения в шею. Однако пуля, извлеченная из его тела, могла быть выпущена только из винтовки образца 1898/1931 года, которая была давно снята с вооружения Советской армии. Не могло её быть и у спецназовцев КГБ СССР. В то же время в №3 литовского журнала «Karys» («Воин») за 1991 г., было опубликовано фото «защитников» телебашни с «мосинскими» винтовками в руках. Интересный факт, который в Литве предпочитают игнорировать.

Во время штурма телебашни погибли 13 человек. Трое (Каволюкас А.Ю., Шимуленис И.З., Янкаускас Р.Б.) погибли в результате «перекатывания колеса через тело», т.е. в результате попадания под автомобиль или бронемашину. Один человек (Канапинскас А.Э.) умер в результате взрыва, восемь погибли от огнестрельных ранений. В печати сообщалось также о сотнях раненых и изувеченных. Утверждалось, что они или оказались под автоматным огнём десантников или же под гусеницами танков. 13 января 1991 г. танки были задействованы. Однако во избежание наездов на людей экипажи танков, двигавшихся к телебашне, были укомплектованы только опытными офицерами-танкистами. Танковые орудия были заряжены вышибными (холостыми) зарядами. Танки двигались с включенными фарами, подавая при движении сигналы и периодически останавливаясь. В ту январскую ночь у телебашни находилось немало телеоператоров и фотографов, в том числе и зарубежных. Их фото и видеоматериалы десятки раз публиковались в прессе и показывались по ТВ. На имеющихся снимках, как люди ложились под гусеницы стоящего танка, а когда водитель танка давал сигнал о начале движения, человека вытаскивали. Поэтому нет и не может быть фото- и видеокадров, на которых был бы зафиксирован переезд человека танком.

Тем не менее, утверждается, что одну из январских жертв Лорету Асанавичюте танк переехал в области таза и бёдер. Однако существует видеофильм, на котором запечатлена Лорета, когда её привезли в больницу. Она была в сознании и даже пыталась улыбнуться!!.. В первоначальной клинической истории болезни Асанавичюте не были отмечены переломы костей таза, бёдер, или других костей. Во время хирургической операции врачи также не зафиксировали переломов или раздробления костей!? Это при утверждении, что Лорету переехал танк.

Асанавичюте умерла через два с лишним часа после операции. Удивительно, но на кадрах посмертной видеосъемки трупа Лореты (?) были запечатлены многочисленные рваные раны на правом бедре. Возникает вопрос, разве у Асанавичюте после полуторачасовой хирургической операции могли остаться необработанные и не зашитые раны? Чьи раны зафиксировала видеокамера? Ответа нет.

В этой связи следует высказаться и по поводу степени объективности судебно-медицинской экспертизы, проведенной литовскими медиками. Известно, что главный судебно-медицинский эксперт Минздрава Литвы А. Гармус заявил, что исследование тел погибших у башни было завершено 13 января 1991 г. к 15.00 часам. В результате якобы достоверно установлено, что все они являются жертвами действий советских военнослужащих. После этого заявления стало ясно, что следующими виновными будут «назначены» коммунисты.

Писатель В. Петкявичус, бывший тогда одним из лидеров «Саюдиса», которого не представляется возможным заподозрить в симпатиях к советской власти, однозначно указывает, что убийство 13 человек в центре Вильнюса — дело рук Буткявичуса и Ландсбергиса, устроивших кровавую провокацию «Это по их воле несколько десятков переодетых пограничников были размещены в Вильнюсской телебашне. Они стреляли вниз по толпе боевыми патронами. Один из убитых, Артур Сакалаускас, был убит в стороне от места происшествия, причём «из мелкокалиберной винтовки», которых не было и не могло быть у советских солдат».

Отдельно следует сказать о непосредственном участии служителей католической церкви в снабжении оружием и боеприпасами национал-фашистских головорезов Буткявичуса. Сам главарь боевиков признался: «Однажды позвонил один ксендз из Жемайтийского костёла и попросил приехать. Оказалось, что когда партизаны уходили из лес, в первую очередь спрятали в костёле оружие, а сами сдались безоружными… Ксендзу показали, где всё спрятано. Идём в подвал, ломаем стену — а там ящики с российскими и немецкими карабинами, российская автоматическая винтовка. Оружие стреляло, но были проблемы с патронами: слишком долго лежали. Понемногу собрали патроны такого калибра. Однажды к Верховному Совету приехал человек: 'Буткявичюс, еды привёз, приходите забрать!' Выхожу, а он открывает багажник машины, а там под только что зарезанной свиньёй лежат российские карабины «Мосин Наган». Тоже оружие партизан».

ПОЭТОМУ Международный Центр «Матица Русинов», как Суверен и ЕДИНСТВЕННЫЙ ЛЕГИТИМНЫЙ ИСТОЧНИК ВЛАСТИ В ПРИБАЛТИКЕ, от имени РусиновРусов и Советского Народа, ЗАЯВЛЯЕТ: как и в случае со служителями подконтрольной Ватикану униатской УГКЦ, облачённые в рясы служители которой публично призывали к резне по отношению к Русским (Руським, РусинамРусам) и коммунистам (Советскому Народу), служители католической церкви Прибалтики также вели и ведут противоправную и аморальную деятельность, никаким образом не совместимую с развитием духовности, служением Богу и людям. При этом они несут ПОЛНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за бойню и акт геноцида, устроенный в Прибалтике в январе 1991 года. Учитывая уровень дисциплины в рядах католической церкви и подчинённость её отдельных служителей единой идеологической и политической линии, не приходится сомневаться, что подобная политика нашла своё полное одобрение и поддержку в самом Ватикане и, соответственно, является системной и комплексной. Соответственно, католическая церковь и связанные с ней структуры должны быть привлечены к ответственности за экстремизм и терроризм, преступления против мира и человечности. Наученные горьким опытом тысячелетней цивилизационно-культурной оккупации Ватиканом и его субъектами Руських автохтонных земель, РусиныРусы и Советский Народ более не желают видеть на своей суверенной земле — в частности, в Прибалтике и УССР — никаких представителей Ватикана, их церковных структур, приходов, учебных заведений, иных субъектов и объектов. Всё подконтрольное Ватикану, его сатанинской так называемой «церкви» (включая собственно католической в Прибалтике и УССР, а также униатской в УССР и Республике Беларусь) имущество должно быть безвозмездно, в кратчайшие сроки (до 31 декабря 2020 г.) передано в собственность и во владение МЦ «Матица Русинов» как Суверена и единственного источника ЗАКОННОЙ ВЛАСТИ на

указанных землях, а сами структуры католической (включая униатскую) церкви — распущены.

Вину за кровопролитие в Вильнюсе устроившие и исполнившие её литовские сепаратисты и вся мировая так называемая «демократическая общественность» возложили на советскую армию и КГБ, несмотря на то что сотрудники силовых структур в тот день даже не применяли оружие. Развязанная кампания по дискредитации и демонизации Советского Союза как в мире, так и внутри страны, с целью популяризации антисоветских и сепаратистских тенденций в государстве, приобрела поистине беспрецедентный размах. «Только благодаря крови мы добились своей демократии», – это слова главаря саюдистских боевиков Буткявичуса касательно вильнюсской бойни 13 января 1991г. Если вспомнить, что слово «демократия» в древней Греции означало строй, при котором вся власть в стране принадлежит рабовладельцам, то есть «демократия» — это не народовластие, а «власть рабовладельцев», то всё становится на свои места. И нынешний сепаратистский саюдистский вильнюсский режим является типичным рабовладельческим режимом по определению.

В Латвии к началу 1991 года тоже существовали две влиятельные политические силы. Первая — советские властные структуры и их сторонники, среди которых были не только идейные коммунисты, но и обычные русские и латышские граждане, не желавшие распада страны. Вторая — партия латышских сепаратистов и откровенных национал-фашистов, консолидировавшихся вокруг местного уже упомянутого «Народного фронта». Изначально её сторонники выступали в поддержку перестройки, но к началу 1990-х радикализировались, стали требовать рыночных реформ и выхода Латвии из состава СССР. Поскольку правительство провозглашенной, но не признанной де-юре Латвийской республики приступило к формированию властных структур параллельно с существовавшими в республике учреждениями СССР, в Латвии создалось двоевластие, когда формально страной управляли Верховный совет и Совет министров во главе с деятелями Народного фронта Латвии, а фактически она контролировалась Союзом ССР через Прибалтийский военный округ, МВД, банковскую и денежную систему, обеспечивалась из союзного центра материально-техническими ресурсами. Ещё продолжали бушевать страсти по поводу вильнюсских событий, как грянули события в Риге.

13 января 1991 года, когда взорвалась «информационная бомба» в Вильнюсе, латышский «Народный фронт» вывел людей на улицы. В центре Риги собрался многочисленный митинг сепаратистов, которые по примеру Вильнюса стали возводить баррикады вокруг правительственных и других ключевых зданий. По свидетельствам участников тех событий, у части стоявших на баррикадах сепаратистов имелось холодное и даже огнестрельное оружие. В след за Вильнюсом, противостояние сторонников СССР и сепаратистов перекинулось на столицу Латвии.

15 января, когда стало понятно, что латвийские сепаратисты полностью повторяют вильнюсский сценарий, был создан Вселатвийский комитет народного спасения.

14 января ОМОН, последовательно выступавший за сохранение Советского Союза и хранивший верность присяге,

отделение милиции «Вецмилгравис» и устроил там свою базу. На следующий день был разоружён рижский филиал Минской высшей школы МВД, где было изъято 42 автомата, 215 пистолетов, пять пулеметов, четыре снайперские винтовки, два гранатомета и боеприпасы.

20 января 1991 года перемещавшаяся по Риге колонна ОМОНа подверглась обстрелу неизвестными в районе МВД, что спровоцировало штурм здания. Позднее было установлено, что в самом здании МВД погиб только один сотрудник милиции. Четыре человека были убиты в стороне от места событий. Кем, неизвестно. Появилась информация о снайперах, которые сначала обстреляли колонну ОМОНа, затем открыли огонь по гражданским людям, находившимся возле МВД. Таким образом, вновь произошла провокация с «сакральной жертвой», а захват здания латвийского МВД рижским ОМОНом сразу же приобрёл международный резонанс, где вся вина за произошедшее была возложена на Москву.

Малочисленность ОМОНа и отсутствие помощи от союзных властей не позволяла ведомству удерживать под контролем все ранее взятые объекты, однако обстановка в Риге, несмотря на ряд вооружённых провокаций, постепенно вернулась в мирное русло. Вплоть до конца лета 1991 года рижский ОМОН, не смотря на свою малочисленность, не позволял латвийским сепаратистам упрочнить свою власть и обзавестись всеми атрибутами так называемой «независимости» (включая таможенные посты на административных границах союзных республик), в итоге те вынуждены были сосредоточиться на создании своих «законов» и институтов, в чём они, вместе со своими эстонскими и литовскими коллегами преуспели.

Вопрос о дальнейшей судьбе республик Прибалтики должен был решиться на Всесоюзном референдуме о сохранении Союза ССР 17 марта 1991 года. Однако не прошло и месяца со дня бойни в центре Вильнюса, как захватившие власть после ухода советских силовых структур литовские сепаратисты провели свой «опрос» о выходе республики из состава СССР. Неудивительно, что 2,028 миллиона принявших в нём участие, доведённых сепаратистской национал-фашистской истерией и видеокадрами кровавой саюдистской провокации жителей Литвы (54,8% от общего числа населения республики по состоянию на 1991 год — 3,701,968 жителей) проголосовали положительно. Как и то, что именно ЭТОТ вопрос, но никак не объективное, тщательное расследование вильнюсской бойни 13 января, интересовал литовских сепаратистов.

3 марта 1991 года, спустя менее месяца со дня голосования по аналогичному вопросу в Литве, состоялся так называемый «референдум» по вопросу «независимости Эстонской Республики», в котором приняли участие лишь «правопреемные граждане Эстонской Республики» (в основном эстонцы по национальности), а также лица, получившие так называемые «зелёные карточки» Конгресса Эстонии. Условием получения карточки было устное заявление о поддержке «независимости» Эстонской Республики. Было выдано около 25.000 карточек, их обладателям впоследствии было предоставлено гражданство Эстонской Республики). Выход из СССР на этом «референдуме» для сепаратистов поддержали 737,96 тыс. проголосовавших, или 47% от всего населения Эстонии,

составлявшего на 1991 год 1,565,662 жителя. В тот же день прошёл опрос о «независимости» Латвии, по результатам которого «независимую Латвию» поддержало 1227,56 тыс. проголосовавших, или 46,2% от всего населения Латвии — 2,658,161 жителя.

Согласно принятому 3 апреля 1990 г. закону «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», который имеет юридическую силу НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ СССР, ВКЛЮЧАЯ ПРИБАЛТИКУ, союзная республика могла выйти из СССР ТОЛЬКО ПО ИТОГАМ ВСЕНАРОДНОГО РЕФЕРЕНДУМА. И только в случае, если за выход проголосует НЕ МЕНЕЕ 2/3 ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ!!! В случае с Эстонией, Латвией и Литвой, как известно, требовавшийся для выхода из состава СССР общесоюзный референдум по этому вопросу не был проведён, и таким образом таллинский, рижский и вильнюсский режимы воспрепятствовали Советскому Народу использовать своё КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЯ на части суверенной территории СССР 17 марта 1991 года. А те выданные местными сепаратистскими режимами за волеизъявления жителей Эстонии, Латвии и даже доведённой до состояния истерии Литвы, ДАЖЕ БЛИЗКО НЕ ДОСТИГАЮТ 2/3 НАСЕЛЕНИЯ СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ РЕСПУБЛИКИ! Таким образом даже те без преувеличения жалкие, юридически и морально ничтожные мероприятия, которые сепаратистские таллинский, рижский и вильнюсский режимы выдавали за волеизъявление, не соответствуют ни букве, ни духу действовавшего на момент их проведения законодательства! А любые постановления, подтверждающие/одобряющие выход из состава СССР той или иной республики так называемого «Госсовета» — антиконституционного, не предусмотренного Основным Законом СССР и не имевшего на то соответствующих полномочий, также являются юридически ничтожными!

Едва упрочнив свои политические позиции, сепаратистские режимы Прибалтики в полной мере показали свою фашистскую сущность, фактически выбросив за борт общественно-политической жизни миллионы людей, подозревавшихся в нелояльности существовавшему строю. Так, убедившись в собственной безнаказанности, «Народный фронт Латвии» грубейшим образом обманул собственных избирателей, среди которых была половина русскоязычных жителей Латвии. Поверив его обещаниям предоставить гражданство «всем постоянным жителям Латвии, заявившим о своём желании обрести таковое и связавшим свою судьбу с латвийским государством», многие из них поддержали сепаратизм, приняв участив в опросе в начале марта 1991 года. Ценой доверия политическим жуликам стало принятие сепаратистами 15 октября 1991 года так называемого закона « о восстановлении прав граждан Латвийской Республики и основных условиях натурализации», согласно которому примерно 700 тысяч человек, а также их потомки, были лишены гражданства. Уже тогда население было поделено на «граждан» и «неграждан»: последним было запрещено участвовать в выборах и референдумах всех уровней. Также «негражданам» было запрещено состоять на государственной и муниципальной службе, быть адвокатами, судебными исполнителями, нотариусами и помощниками нотариуса, служить в армии и других силовых структурах.

Самое существенное поражение в правах состояло в том, что «неграждане» лишались возможности участвовать в процессе приватизации: они не могли оформить в собственность землю, недвижимость, не могли участвовать в залоговых аукционах. Таким образом, с помощью института «неграждан» процесс приватизации социалистической собственности имел ярко выраженный фашистский характер. «Латышам — всё, русским — серый паспорт».

Только «гражданам» гарантировалась защита за рубежом, только «гражданам» оказываются различные виды социальной помощи, только «граждане» могут поступать в отдельные учебные заведения, только «граждане» Латвии (или лица, у которых один из родителей или родителей родителей является латышом или ливом) имеют право на репатриацию и на воссоединение со взрослым ребёнком. На «неграждан» распространялся запрет работать в аптеках. «Неграждане» ограничены в праве на самооборону: ношение огнестрельного оружия разрешено только «гражданам». На «неграждан» не распространяется большинство договоров Латвии о безвизовом режиме с другими странами. А после принятия Латвии в Евросоюз только «граждане Латвии» получили статус «граждан ЕС». Таким образом руководство Евросоюза по сути солидаризировалось с прибалтийскими фашистскими режимами, доказав свою приверженность национальному неравенству, тотальному русоциду, русофобии и фашизму. Евросоюзу вторит и Ватикан: согласно договору «Латвийской республики» со Святым престолом от 12 сентября 2002 года только граждане могут быть епископами, капелланами и военными ординаторами в католической церкви.

На существование проблемы бесправного положения большой группы населения Латвии регулярно указывают различные международные организации, однако их рекомендации латвийским руководством последовательно игнорируются. Разумеется, латвийские сепаратисты не признают существования проблемы «неграждан», отказывая им в реализации политических прав. А процедура «натурализации» означает, что «негражданин» обязан признать «советскую оккупацию», признав себя «оккупантом» или «потомком оккупантов», что является не просто вызывающим, а оскорбительным для любого Достойного Великих Предков Русского (РусинаРуса). Принципиальный протест против натурализации у многих вызывает экзамен по истории Латвии с вопросами об «оккупации и оккупантах» или о «сталинском геноциде латышей». Есть и более убеждённые в идеологическом отношении «неграждане», в принципе не желающие признавать существования так называемой «Латвийской республики» и продолжающие считать себя гражданами Советского Союза.

Как и в случае с Латвией, в Эстонии сепаратистский режим оставил без гражданства около трети населения — более 300 тысяч человек, постоянно проживающих в стране. В 1993 году лица, оставшиеся без гражданства, официально получили статус иностранцев: основой для правового регулирования института «негражданства» стал принятый тогда так называемый «закон об иностранцах». «Негражданам» стали выдавать «Паспорт иностранца». Причины разделения жителей Эстонии на граждан и «неграждан» были те же, что в соседней Латвии: недопущение русского населения к участию в «выборах» и устранение конкурентов из процесса приватизации советской собственности. Между

«гражданами» и «негражданами» Эстонии были примерно те же различия в правах, что и в Латвии.

Неравенство стартовых условий между эстонцами и русскоязычными в период приватизации способствовало изначальной этнической диспропорции в эстонском бизнес-сообществе. Со временем эта диспропорция только увеличивалась. А создание этнократического национал-фашистского режима в Эстонии достигалось теми же методами, что и в Латвии: принятие так называемого «закона о государственном языке» с соответствующими языковыми требованиями к госслужащим сделало почти невозможным попадание «неэстонцев» в органы власти.

Как и их латвийские коллеги, эстонские сепаратисты не намерены отказываться от института «негражданства». А само решение проблемы «неграждан» они видят по принципу «Нет человека — нет проблемы». Так, «министр внутренних дел Эстонии» Марко Померантс, в 2011 году признался, что проблема лиц с неопределённым гражданством решится «в течение 20–25 лет естественным путем: когда все эти люди… умрут».

Весь спектр социально-экономического, политического неравенства, дискриминации, террора и геноцида сепаратистских режимов Прибалтики при попустительстве и молчаливом одобрении структур ЕС, испытал на себе и продолжает испытывать преимущественно автохтонный Русский народ (РусиныРусы), но не только он. Не менее цинична политика сепаратистского литовского режима саюдистов по отношению к более чем двухсоттысячному польскому национальному

17:34

Продолжение

Весь спектр социально-экономического, политического неравенства, дискриминации, террора и геноцида сепаратистских режимов Прибалтики при попустительстве и молчаливом одобрении структур ЕС, испытал на себе и продолжает испытывать преимущественно автохтонный Русский народ (РусиныРусы), но не только он. Не менее цинична политика сепаратистского литовского режима саюдистов по отношению к более чем двухсоттысячному польскому национальному меньшинству в Литве.

Ещё в мае 1989 года состоялся I Съезд народных депутатов Виленского края, выступивший с инициативой создания Польского национально-территориального округа в составе Литовской ССР. 6 сентября 1989 года решением совета Солечницкого (Шальчининкского) района Литовской ССР Солечницкий район стал автономным районом. 15 сентября того же года совет Вильнюсского района принимает аналогичное решение. Уже 21 сентября того же года Верховный совет Литовской ССР признал оба этих решения незаконными. Было объявлено, что эти решения «сеют национальную рознь, а с правовой точки зрения противоречат конституции Литовской ССР». В свою очередь советы Солечницкого и Вильнюсского районов признали незаконным упомянутое постановление Верховного совета Литовской ССР, который, прикрываясь волеизъявлением народа, сам грубейшим образом нарушил конституцию СССР.

И когда саюдистские сепаратисты 11 марта 1990 года провозгласили так называемую «независимость Литвы», 27 апреля 1990 года, совет Солечницкого района, а вслед за ним и совет Вильнюсского района, приняли решение о том, что на территории указанных районов продолжает действовать конституция СССР и Литовской ССР, а сам район будет именоваться Польским национально-территориальным районом.

Так и не дождавшись от властей Литвы реализации проекта по обещанному административно-территориальному устройству, 22 мая 1991 года на съезде в Мостишках, в Вильнюсском районе, Координационный совет утвердил окончательное решение по созданию Польского национально-территориального края в составе Литвы. Территория

края занимала Вильнюсский и Солечницкий районы полностью, а также части Тракайского, Свенцянского и Ширвинтского районов. Центром автономии должна была стать Ново-Вильня, район Вильнюса, где в национальном составе населения доминируют поляки. На съезде были также утверждены Статут (конституция), флаг и гимн края. Польский, русский и литовский языки на территории автономии были признаны равноправными.

Литовские национал-фашисты дружно обвинили поляков в государственной измене (хотя и сами незадолго до этого совершили измену Родине — СССР) и «нарушении территориальной целостности Литвы». А после инсценировки переворота в Москве 19-21 августа 1991 года, литовский сепаратистский режим саюдистов решился на силовую расправу с Польским национально-территориальным краем.

4 сентября 1991 года Верховный совет Литвы принял постановления о ликвидации Координационного совета и о прямом управлении Солечницким и Вильнюсским районами, в которые из Вильнюса были назначены комиссары с широкими полномочиями. Советы районов были в прямом смысле этого слова разогнаны с применением силы за якобы «антиконституционную деятельность»., а их представители и активисты подвергнуты репрессиям и террору, многие из них получили тюремные сроки. Самоуправления этих районов были вообще упразднены и не существовали до марта 1993 года. Следует особо отметить, что силовая расправа со всенародно избранными советами Вильнюсского и Солечницкого районов и упразднение самоуправлений этих районов были попранием правовых норм не только СССР, Литовские сепаратисты, почувствовав свою полную безнаказанность, недопустимо превысили свою власть, ликвидируя всенародно избранные и законно действующие советы самоуправлений.

Вслед за этим наступила пора репрессий по отношению к местному польскому населению, начиная от увольнения с работы всех «неблагонадёжных» по отношению к вновь назначенной оккупационной администрации, заканчивая закрытием местных центров культуры и даже школ. Были закрыты редакции польских журналов «Пшиязнь» и «Дзень добры». Излишне упоминать, что было запрещено публичное употребление любого, кроме литовского, языка. Показательные судебные процессы по делу «автономии» тянулись аж до 1999 года и являлись ничем иным, как репрессиями и террором по отношению к населяющим Литву национальным меньшинствам. Вся деятельность самих комиссаров демонстрировала собой, что режим приступил к окончательному решению «польского вопроса». А объявив реституцию, литовские сепаратисты фактически устранили поляков от получения земельных участков, раздавая земли лицам, не имевшим к ней вообще никакого отношения. В ответ на многочисленные протесты населения земельным произволом чиновников, 27 апреля 1993 года режим даже задействовал войска, применившие против протестующих оружие.

За 30 лет оккупации территории Литовской ССР национал-фашистами, не было удовлетворено ни одно из требований Русского Народа (РусиновРусов), а также национальных меньшинств Литвы. Таким образом отношение сепаратистского саюдистского режима Литвы не только к Русскому Народу (РусиновРусов), но и к польскому населению Вильнюсского и Солечницкого районов, сохранившего, в отличие от самих изменников Родине саюдистов верность законам и Конституции СССР, лишний

раз доказывает тот факт, что саюдисты, 30 лет контролирующие территорию Литовской СССР и обвиняющие СССР в оккупации Литвы, на самом деле САМИ ЯВЛЯЮТСЯ ОККУПАНТАМИ НА ЧУЖОЙ ДЛЯ НИХ ЗЕМЛЕ.

Массовое лишение гражданства и последующее поражение в правах больших групп населения, запреты ряда общественно-политических организаций (включая коммунистические партии Эстонии, Латвии и Литвы), аресты и судебные преследования их лидеров и активистов, стали неизменным атрибутом балтийских фашистских режимов. Особо циничным является преследование литовским фашистским режимом саюдистов советских ветеранов спецподразделений и кадровых военных, участвовавших в противостоянии саюдистским боевикам 12-13 января 1991 года в Вильнюсе. Эти судилища над солдатами и офицерами, до последнего дня существования советской власти выполнявших долг перед Родиной, не прекращаются уже почти 30 лет, и представляют собой верх издевательств и унижения для верных присяге Защитников Отечества. При этом уголовное преследование и реальные сроки лишения свободы ожидают любого жителя Литвы, открыто отрицающего «советскую оккупацию». Преследованию и реальным тюремным срокам подверглись многие очевидцы, публично заявившие, что саюдисовские боевики во время кровавой провокации 13 января 1991 года стреляли в своих товарищей.

Объявление части населения «вторым сортом», что было немыслимым во времена советской власти, оправдывалось юридическими формальностями, и во всех трёх странах Прибалтики подлинной причиной установления апартеида было желание отстранить политически и идеологически нелояльное сепаратистам население от политических и экономических процессов. Прибалтийский случай очевидным образом выделяется из общемировой практики: гражданства там были лишены не просто мигранты, а постоянные жители, десятилетиями работавшие на общественное благо этих стран. При этом фашистские режимы Прибалтики, цинично изображающие из себя «демократию», продолжают исправно собирать налоги с «неграждан», не имеющих в этих странах политического представительства и испытывающих на себе тотальную дискриминацию во многих сферах.

Вместе с тем, было бы ошибочно считать, что в условиях власти национал-фашистских режимов Прибалтики трудности испытывают исключительно русские/русскоязычные и польские жители.

Если в советской Прибалтике безработицы по сути не существовало, то в современных сепаратистских образованиях Прибалтики безработица существует и держит в напряжении практически любого работника. Установленные «законы» Эстонии, Латвии и Литвы позволяют уволить работника достаточно просто, а профсоюзное движение, не играет практически никакой роли при принятии важных решений, касающихся интересов работников. Потеря работы часто оборачивается для людей личной трагедией, так как это грозит возможностью выселения из квартиры, потери медицинской страховки и многими другими бедами. Изменилась за четверть века и пенсионная система. Если раньше

женщины могли выходить на пенсию в 55 лет, а мужчины в 60, то теперь пенсионный возраст стремится к 65 годам, вне зависимости от пола. А размер пенсий не позволяет пенсионерам чувствовать себя столь же вольготно, как это было при советской власти.

Среднее образование в Прибалтике было обязательным и давалось в зависимости от родного языка учащихся в полном объеме на эстонском/латвийском/литовском (в зависимости от республики) или русском языках. Существовало в республике и русскоязычное высшее образование, правда, не по всем специальностям. Теперь высшего образования на русском языке как такового в Прибалтике больше не существует, а русскоязычные школы все в большем объеме переводятся на эстонский/латвийский/литовский язык обучения, что отражается на развитии учащихся. Отсутсткие знаний по русскому языку закрывает для учащихся возможность освоить колоссальный пласт информации и знаний, которые позволяют получить только русскоязычные источники.

Ассортимент товаров в Прибалтике с 1991 года действительно расширился, однако на смену многим натуральным, выпускавшимся по ГОСТу продуктам, пришли искусственные заменители, продукты с содержанием ГМО и прочих вредных для организма соединений (продовольственный геноцид).

В то же время средний размер квартплаты за двухкомнатную квартиру в панельном доме составлял 10-15 рублей в месяц (100-150 евро) вне зависимости от сезона. То есть квартира обходилась дешевле. А если добавить к этому, что сами квартиры (пусть и в длинной очереди) люди при СССР получали бесплатно, то у них не было нагрузки в виде жилищного кредита, который, как и кредиты на автотранспорт и бытовую технику, сейчас тяжким многолетним бременем нависает над многими жителями Прибалтики (ссудный террор).

Говоря о советском периоде, принято вспоминать о преследовании инакомыслия. Мол, органы госбезопасности бдительно следили, чтоб граждане не критиковали советских порядков. В нынешних сепаратистских образованиях Прибалтики и сейчас за выступлениями, как и прежде, следят местные спецслужбы, публикуя списки «врагов народа» в своих ежегодниках. Плюс на выступающих с критикой действующих властей лиц часто оказывается давление через «официальные» СМИ, родственников и связанный с ними частный бизнес. Сегодня на ряд российских телеканалов наложен запрет освещать события в прибалтийских странах. Таким образом продолжает действовать цензура, только теперь она носит не антикапиталистическую и антиимпериалистическую, а ярко выраженную антисоветскую, антикоммунистическую, антироссийскую и антирусскую направленность.

Очевидно и то, что, используя методы изменения сознания и мировоззрения народа, из русского населения Прибалтики национал-фашистские режимы хотят создать толпу, неспособную идентифицировать себя как НАРОД, которая будет послушно и безропотно принимать и исполнять абсолютно все издевательские, дискриминационные и унизительные прихоти оккупантов местных фашистов.

Параллельно самопровозглашённые прибалтийские режимы открыто способствуют росту неонацистских и неофашистских настроений в прибалтийских странах, и они становятся популярными не только в обществе, но и у политической элиты. Будучи идейными фашистами, прибалтийские сепаратистские режимы ещё в конце 1980-х годов взяли курс на героизацию национал-фашистов. Подавляя инакомыслие, используя беззастенчивую пропаганду, лозунги агрессивного национал-фашистского содержания, прибалтийские сепаратисты создают питательную среду беспрепятственно функционирующим неонацистским движениям. В итоге отсутствуют какие-либо препятствия для систематического проведения маршей легионеров СС, которым эстонский и латвийский режимы всегда дают «зелёный свет». В настоящее время в Латвии и за её пределами проживает около 400 бывших латышских легионеров СС, многие из которых причастны к совершению серьёзных преступлений в годы Второй мировой войны. Однако, будучи фашистским по сути, латвийский режим целиком и полностью солидаризируется со своими нацистскими предшественниками.

В Литве дела обстоят не лучше, поскольку Вильнюс целенаправленно проводит политику по фальсификации истории Второй мировой войны и героизации фашистских коллаборационистов. В стране продолжают уравнивать нацистский и советский режимы, а сомневающихся в таком подходе подвергают уголовному преследованию. Для закрепления национал-фашистских «исторических» подходов в Литве, как и в Латвии, переписываются учебники, переформатируются материалы в краеведческих музеях и героизируются «лесные братья», которые в интерпретации литовских национал-фашистов становятся «партизанами». Аналогичным по содержанию контентом изобилуют и все СМИ. При этом тема раскрытия преступлений карательных отрядов, жертвами которых стали десятки тысяч мирных жителей, фактически находится под запретом.

В Эстонии ситуация не отличается ни формой, ни содержанием. Как и в других странах Прибалтики, находящиеся у власти фашисты держат курс на героизацию эстонских пособников нацистов, воспитывая новые поколения жителей страны на смеси национал-фашистской идеологии и пропаганды русофобии и тотального русоедства. Так, период Эстонской СССР подаётся как «оккупация 1940–1991 годов», на основании чего военных преступников, воевавших на стороне вермахта в частях ваффен СС и охранно-карательных подразделениях, представляют в качестве борцов против «советской оккупации». При этом замалчиваются сведения о причастности эстонских коллаборационистов к массовым убийствам мирного населения СССР, в том числе и за пределами Эстонии. Целенаправленные попытки пересмотра истории, особенно периода, связанного со Второй мировой войной, предпринимаются уже не первый год. По сути, осуществляется системная политика реинкарнация нацизма путём фальсификации и искажения истории, ведущая к ревизии итогов Второй мировой войны и умалению, а порой и извращению роли и места СССР в победе над нацизмом и фашизмом, в целом. Фашистские режимы Эстонии, Латвии и Литвы прямо, открыто, ощущая свою полнейшую безнаказанность, содействуют и активно участвуют в этом процессе.

Продолжая бредить небылицами о «советской оккупации», в 2004 году, сепаратистские режимы Прибалтики подвергли подконтрольные им страны ещё и военной оккупации

НАТО. Будучи абсолютно послушными марионеточными режимами под управлением США, и боясь справедливого возмездия за совершённые преступления перед Русью/Россией/СССР и Русским Народом (РусинамиРусами) — Титулярами и Автохтонами на землях Прибалтики, проамериканские фашистские марионетки сделали всё, чтоб институционально углубить евроатлантическую оккупацию Прибалтики, о чём свидетельствует постоянное наращивание группировки НАТО в этих странах.

В последние несколько лет американская армия при тесном взаимодействии с НАТО наращивает численность своих войск в Европе. Это осуществляется путём размещения отдельных частей, в том числе бронетанковых боевых бригадных групп (ББГ), которые усиливают дислоцирующиеся в странах Балтии и Польши многонациональные батальоны НАТО и местные вооруженные силы. Следует добавить, что с 2016 года НАТО и США начали операции в странах Восточной Европы по созданию военных баз и боевых групп. В Брюсселе и Вашингтоне заявляют, что главная цель операций – «сдерживание России и демонстрация сплочённости стран – членов НАТО».

РусиныРусы в лице Международного Центра «Матица Русинов» и Правительства УССР уже неоднократно предупреждали представителей США, их союзников/сателлитов (включая Великобританию, Францию, Германию — за пределами её границ) и военный блок НАТО, что их военное и любое иное присутствие на территории ряда стран Центральной и Восточной Европы, и в первую очередь на суверенной территории СССР — в УССР и Прибалтике — не просто нежелательно, а НЕПРЕЕМЛЕМО И НЕДОПУСТИМО!!! РусиныРусы не имеют никаких иллюзий относительно истинных целей США и НАТО в регионе, и не желают превращения своих исконных, автохтонных земель в выжженную землю. Поэтому они, как Суверены и Титуляры, ТРЕБУЮТ НЕМЕДЛЕННОГО ВЫВОДА ВСЕЙ ВОЕННОЙ ТЕХНИКИ НАТО И ЛИКВИДАЦИИ ВСЕЙ СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ ВОЕННОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ НА ТЕРРИТОРИИ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ, И В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ НА ТЕРРИТОРИИ СССР — В УССР, В ПРИБАЛТИКЕ И В ДРУГИХ РЕГИОНАХ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА!

При этом сепаратистские режимы Эстонии, Латвии и Литвы должны быть ИСКЛЮЧЕНЫ ИЗ ВОЕННОГО БЛОКА НАТО как организации, не являющиеся государствами и обманом завлекшие НАТО на СУВЕРЕННУЮ ТЕРРИТОРИЮ ДРУГОГО ГОСУДАРСТВА, ЯВЛЯЮЩЕГОСЯ ЧЛЕНОМ ДРУГОГО ВОЕННОГО СОЮЗА!

ПОЭТОМУ ВО ИЗБЕЖАНИЕ ВОЗМОЖНОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ИНЦИДЕНТА, ЧРЕВАТОГО НАЧАЛОМ ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, МЦ «МАТИЦА РУСИНОВ» ОТ ИМЕНИ РУСИНОВРУСОВ И ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ТРЕБУЕТ ОТ США И НАТО НЕМЕДЛЕННО ПОКИНУТЬ СУВЕРЕННУЮ ТЕРРИТОРИЮ В ГРАНИЦАХ СССР И ВСЮ ВОСТОЧНУЮ ЕВРОПУ!!!

На протяжении многих веков подряд Титульный Автохтонный Русский Народ, или РусиныРусы, проживал на территории Прибалтики и играл значительную роль в её хозяйственном, социальном и культурном развитии. Эстонские, латвийские и литовские

сепаратисты фактически превратили РусиновРусов и весь Советский Народ на подконтрольной своим самопровозглашённым режимам территории в людей «второго сорта», применив против них широкий спектр технологий геноцида и морального угнетения, запрещая употребление на всех уровнях, во всех инстанциях и во всех сферах Русского (Руського) языка — Титульного и Государственного языка в СССР (включая Прибалтику), вынуждая его каяться за преступления, которых он не совершал, оболгав, унизив, уничтожив морально и вынуждая оправдываться перед НАСТОЯЩИМИ ПРЕСТУПНИКАМИ, ПАРАЗИТАМИ, ТЕРРОРИСТАМИ И ФАШИСТАМИ ЗА ИМИ ЖЕ СОВЕРШЁННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, В ТОМ ЧИСЛЕ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ МИРА И ЧЕЛОВЕЧНОСТИ.

Дискриминационная политика эстонского, латвийского и литовского национал-фашистских сепаратистских режимов, как показывают последние события, с течением времени не только не смягчилась, произошло совершенно обратное. Не оправдались и надежды на то, что после вхождения в ЕС эстонский, латвийский и литовский сепаратистские режимы начнут соблюдать ими же ратифицированную Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств. А осенью 2020 года сепаратистские режимы прибалтийских национал-фашистов пошли ещё дальше и позволили себе немыслимое: теперь они уже решют за народ Республики Беларусь, кто является президентом последней, по сути «назначая» президента Республики Беларусь, который, сохраняя преемственность Белорусской ССР, остаётся легитимным лидером Республики Беларусь. Соответственно, легитимность белорусского лидера не вызывает сомнения, в отличие от самопровозглашённых антиконституционных марионеточных и антинародных фашистских таллинского, рижского и вильнюсского, режимов.

Проблемы же местного населения не волнуют ни узурпировавшие власть сепаратистские национал-фашистские режимы, сдавшие страны Прибалтики в самую настоящую оккупацию, ни уж тем более западных хозяев. Так, за период с 1991 по 2017 год население Литвы сократилось более чем на 850 тысяч человек, население Латвии – более чем на 700 тысяч человек, а население Эстонии – более чем на 250 тысяч человек.

МЦ «Матица Русинов», как Суверен и Титуляр на территории ВСЕЙ Прибалтики, в целом ПОДДЕРЖИВАЕТ идею подсчёта убытков от оккупации, только при этом обращает внимание, что ОККУПАНТАМИ ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ ЯВЛЯЮТСЯ САМИ ПРИБАЛТИЙСКИЕ СЕПАРАТИСТСКИЕ РЕЖИМЫ — таллинский, рижский и вильнюсский, захватившие в 1991 году часть суверенной территории СССР и осуществляющие тотальный геноцид, русоцид и деиндустриализацию захваченной ими территории. В этой связи РусиныРусы в лице Международного Центра «Матица Русинов» ставят в известность указанные прибалтийские сепаратистские режимы, а также их опекунов, кураторов, поручителей, о необходимости компенсировать финансово, материально и территориально все потери и урон (физические, моральные, материальные, имущественные и другие), понесённые Титульным Народом Прибалтики — Русским (Руським/Русьским/Руским, или РусинамиРусами), Советским Народом за годы их русоедской национал-фашистской антинародной террористической оккупации с 1991 года. В первую очередь, РусиныРусы — Суверены и Автохтоны на

да Мемель (переименован в город Клайпеда) и Виленского края, центр которого — город Вильно — был преобразован в столицу республики Вильнюс. Матица Русинов напоминает литовским национал-фашистским сепаратистам, что согласно двустороннему советско--литовскому договору от 10 октября 1939 года, в ответ на передачу Литовской республике (титулы, права и мандаты которой как уже указывалось выше, безвозвратно погашены в 1940 году в пользу СССР) Виленского края, Литва ОБЯЗАЛАСЬ создать на литовской территории ПЯТЬ СОВЕТСКИХ ВОЕННЫХ БАЗ и разместить на ней 20 тыс. военнослужащих Красной армии. Находившийся же с 1924 года под ограниченным суверенитетом Литвы Мемель был в марте 1939 года возвращён Германии. После окончания Великой Отечественной Войны, по итогам Потсдамской конференции, северная половина Восточной Пруссии перешла под контроль Советского Союза. 7 апреля 1946 года была основана Кёнигсбергская область (позднее переименована в Калининградскую область), которая была присоединена к Российской СФСР. В то же время Клайпедский край, сразу после его занятия советскими войсками, был передан в распоряжение администрации Литовской ССР. Формальная же передача Клайпеды в состав Литовской ССР произошла только 20 мая 1950 года. Если даже брать во внимание Московский Договор между СССР и ФРГ (хотя ФРГ — не государство, а объединение нескольких оккупационных зон союзников на территории Германии), то он закрепил и подтвердил территориальные приобретения именно СССР — но никак не Литовской ССР, и уж тем более не «Литовской республики».

Репрессии литовских национал-фашистских сепаратистов в отношении оставшихся верными Советскому законодательству этнических поляков Вильнюсского и Солечницкого районов ещё раз (после вильнюсской бойни 12-13 января 1991 года) показывают, что вильнюсский режим готов ввергнуть оккупированную саюдистским режимом территорию Литовской ССР в межэтническую резню и гражданскую войну, развязать геноцид Советского Народа и утопить страну в крови. И, судя по последним заявлениям представителей саюдистского режима касательно руководства Беларуси, спустя 30 лет после совершения боевиками «Саюдиса» кровавого спектакля в центре Вильнюса, его представители по-прежнему жаждут крови, но теперь уже на территории соседней Республики Беларусь. Учитывая то, что Виленский край был передан Литовской республике Советским Союзом в обмен на военное присутствие, которое сегодня отсутствует со стороны России/СССР (несоблюдение условий договора), а также то, что Клайпеда была передана в 1950 году Литовской ССР, от которой национал-фашистский режим саюдистов публично отказался в пользу утратившей титулы, права и мандаты «Литовской республики», РусиныРусы — Суверены и Автохтоны на землях Руси/России/СССР, в лице Титуляра — Международного Центра «Матица Русинов», ПОСТАНОВИЛИ:

— Переданные в 1939 году в состав Литовской республики земли более НЕ СЧИТАТЬ принадлежащими ни Литовской ССР, ни «Литовской республике», ни Литве в какой-либо иной форме, ни Польше. Законным владельцем Виленского края и смежных с ним земель, переданных в 1939 году Советским Союзом Литовской Республике, считать Республику Беларусь — сохранившего от Советское Наследие и Советский Дух верного продолжателя Белорусской ССР.

— Переданные де-юре в состав Литовской ССР земли Клайпедского края, включая город Клайпеду (Мемель), более НЕ СЧИТАТЬ принадлежащими ни «Литовской республике», ни Литве в какой-либо иной форме, ни Польше, ни Германии. Законным обладателем Клайпедского края, как и других земель, входивших до 1945 года в состав германской Восточной Прессии (включая подконтрольный Вильнюсу район Великавыски), считать Россию — продолжателя СССР.

— Все остальные подконтрольные сегодня вильнюсскому саюдистскому режиму территории считать административной территорией Литовской ССР (либо Литовской АССР), если таковая будет восстановлена. В противном случае данная территория будет реорганизована в Ковненскую область, либо Ковненский край. При любом из указанных вариантов, ДО момента восстановления Литовской ССР (или Литовской АССР), законным опекуном и временным управляющим указанной территории считать Республику Беларусь, либо Российскую Федерацию, если Минск и Москва посчитают подобную передачу компетенций уместной.

Многовековой опыт общения и взаимодействия Русинов (РусиновРусов) с так называемой «западной цивилизацией» и её адептами (включая сепаратистские фашистские марионеточные режимы Прибалтики), права человека для них заканчиваются там, где речь заходит о правах Русских (РусиновРусов). Вся их политика сводится к обману и максимальному получению выгоды за счёт Русского (РусиновРусов) народа, максимального его угнетения, террора, тотального унижения и уничтожения.

В этой связи МЦ «Матица Русинов» особо подчёркивает, что нынешние таллинский режим в Эстонии, рижский режим в Латвии и вильнюсский режим саюдистов в Литве, являются ОККУПАЦИОННЫМИ, ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМИ, ПРЕСТУПНЫМИ, ПАРАЗИТИЧЕСКИМИ, АНТИНАРОДНЫМИ И ФАШИСТСКИМИ! Они не являются ни правопреемниками, ни продолжателями Эстонской ССР, Латвийской ССР и Литовской ССР, являются самопровозглашёнными сепаратистскими организациями, захватившими власть на части суверенной территории СССР. Соответственно, не имеют никакого права владеть, управлять и распоряжаться ни территорией, ни ресурсами указанных союзных республик. А все их распоряжения и любые иные нормативно-правовые акты, начиная с объявления так называемой «независимости» в 1990-1991 годах, являются управленчески и юридически ничтожными. Все действия прибалтийских сепаратистских национал-фашистских режимов, реабилитирующих нацизм и в целом фашизм, героизирующих военных преступников, палачей Советского Народа, в том числе Русских (РусиновРусов), эстонцев, латышей и литовцев, представителей других национальностей, оправдывающих и совершающих в том числе и преступления против мира и человечности, подлежат самому тщательному расследованию, а их виновники должны быть привлечены к Трибуналу на основании решений Нюрнбергского трибунала и наказаны по всей строгости Законов СССР, действующих в особый период.

Все долги, а также любые другие материальные, финансовые и прочие обязательства сепаратистских перед международными или любыми иными кредитными организациями режимов Эстонии, Латвии и Литвы захвативших (перехвативших) в 1991 году власть на

части Прибалтики, являющейся суверенной территорией СССР, не имеют никакого отношения ни к СССР и его правопреемникам/продолжателям, ни к Народу СССР, проживающему в том числе и на территории Прибалтики. Любые финансовые обязательства представителей указанных самопровозглашённых сепаратистских режимов ложатся ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на представителей национал-фашистских режимов (в первую очередь, так называемых «официальных лиц», возглавлявших в разное время указанные самопровозглашённые сепаратистские образования), их поручителей и опекунов (США, Великобритания, Германия, Швеция, Ватикан и т.д.), а также их идейных сторонников ПЕРСОНАЛЬНО!

Имущественные вопросы, связанные с так называемой реституцией, проведённой в начале 1990-х годов, будут решаться в рамках работы соответствующей правительственной комиссии.

Международный Центр «Матица Русинов» — Титуляр, Суверен и наивысший источник легитимной власти на автохтонных землях РусиновРусов, в частности на территории СССР, стоящий по уровню компетенций выше любого другого органа власти СССР, и уж тем более по отношению к любому органу власти на территории Эстонской ССР, Латвийской ССР и Литовской ССР. Соответственно, его указания, распоряжения, любые иные нормативно-правовые акты являются ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ на суверенной территории СССР, и в Прибалтике в частности. Учитывая то, что игры в русофобию прибалтийских антинародных фашистских сепаратистских режимов зашли слишком далеко и уже угрожают ввергнуть мир, и в первую очередь восточноевропейский регион, в мировую войну с применением ядерного оружия, МЦ «Матица Русинов» считает необходимым заявить о НЕВОЗМОЖНОСТИ ДАЛЬНЕЙШЕГО СУЩЕСТВОВАНИЯ ТАЛЛИНСКОГО, РИЖСКОГО И ВИЛЬНЮССКОГО СЕПАРАТИСТСКИХ РЕЖИМОВ НА СУВЕРЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ СССР.

Соответственно, после того, как структуры США и НАТО покинут Прибалтийский регион (что они обязаны сделать не позднее 1 марта 2021 года), ЭСТОНСКИЙ, ЛАТВИЙСКИЙ И ЛИТОВСКИЙ СЕПАРАТИСТСКИЕ ФАШИСТСКИЕ РЕЖИМЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ УПРАЗДНЕНЫ.

После этого вся полнота управления, контроля над территорией, военно-политического, идеологического, культурного и иного присутствия, должна перейти к следующим субъектам:

1. Эстония — Российской Федерации. Допускается переформатирование в составе Российской Федерации указанной территории в Республику Эстония (аналогично другим республикам в составе РФ), либо в Таллинский (Ревельский, Колыванский) край (аналогично другим краям в составе РФ).

2. Латвия — Российской Федерации. Допускается переформатирование в составе Российской Федерации указанной территории в Республику Латвия (аналогично другим республикам в составе РФ), либо в Рижский край (аналогично другим краям в составе РФ). Возможно выделение восточной части территории в отдельную административную единицу (например, область) с центром в Даугавпилсе (Борисоглебове).

3. Литва — к Республике Беларусь, либо к Российской Федерации по формуле, указанной выше.