О ГЛУБИННОЙ СУТИ УКРАИНСКОГО КРИЗИСА И ПУТИ ЕГО РЕШЕНИЯ

В 90-х годах прошлого века, в результате ряда поэтапных закулисных интриг среди высших должностных лиц УССР (к сожалению, как и в целом СССР), пользуясь юридической неграмотностью и доверчивостью абсолютного большинства граждан УССР/СССР, используя их искренний порыв и желание добиться изменений к лучшему в государстве и обществе, в УССР фактически был произведен рейдерский захват республиканских органов власти или т.н. «перехват управления». Структуры, захватившие в итоге органы власти, провозгласили т.н. «независимость Украины», что означало фактический разрыв союзных связей с остальной территорией СССР.

При этом, согласно материалам траста «Новый Мировой Порядок», Украина является территориальным округом Союза ССР, а т.н. «гражданство» Украины восходит к III Германскому Рейху и Украинской Народной Республике (УНР), все права которой, как некоего самостоятельного субъекта международного права, ввиду прекращения существования суверенной стороны, безусловно прекращены 18.03.1921г. и блокированы к пересмотру 17.09.1939 года.

Титулы и права Русинов никогда не входили и не включались в правовой титул нынешней Украины (далее - Украины/УНР), её предшественников и их резидентов, деятельность которых осуждена в 1945-1946гг. военным Трибуналом.

В феврале 2014 года на уже захваченной Украиной/УНР в 1991 году и временно оккупированной территории УССР произошёл государственный профашистский переворот, который спровоцировал закономерное и законное провозглашение независимости Крыма с его последующим переходом в юрисдикцию РФ, а также антифашистское сопротивление русского Донбасса. На подавление «донбасского восстания» захвативший власть антиконституционный преступный киевский режим отправил сначала иррегулярные вооружённые формирования (всевозможных боевиков/террористов), а затем и регулярные войска, тем самым развязав вооружённое противостояние, переросшее в гражданскую войну. Для защиты мирного населения Донбасса от этнических чисток и террора на помощь местному ополчению пришли добровольцы из России и других стран, многие из которых имели родственников и близких на Донбассе, предотвратив, таким образом, массовые убийства и террор жителей региона и захват территории вооружёнными формированиями и идейными украинско-фашистскими боевиками Украины/УНР.

Остальная территория УССР осталась под оккупацией Украины/УНР и её силовых структур (ВСУ, СБУ и НГУ и другими). Киевский террористический режим ввёл на этой территории тотальную цензуру - запрещена трансляция любых телеканалов, передающих неугодную киевскому режиму информацию; по ТВ и радио постоянно звучит пропаганда, которая «назначила» Россию «оккупантом» и «агрессором», любые критикующие киевский режим СМИ и Интернет-ресурсы блокируются, а журналисты/блогеры становятся объектом для нападок и преследования как со стороны СБУ и силовых структур, так и уличных боевиков, которым, по сути, режимом был дан «зелёный свет» на запугивание и даже убийства неугодных. Интернет-провайдеров силовые органы обязали заблокировать ряд неугодных киевским фашистам Интернет-ресурсов, включая сайты, а также ряд Интернет-сервисов и популярных социальных сетей.

В итоге, над подконтрольной киевскому режиму территорией фактически опущен «железный занавес», который не только держит жителей оккупированной Украиной/УНР территории УССР в информационной блокаде, но и рвёт их естественные связи с родственниками и близкими на территории России и ряда других стран, параллельно через СМИ, 100%-но подконтрольных режиму, нагнетая истерию и массовый психоз среди жителей.

Сегодня война в Донбассе входит в список крупнейших гуманитарных кризисов в мире.

РусиныРусы - суверены на территории УССР/СССР, на основании неубиенных Титулов «Суверенный Государствообразующий Народ» Великого княжества Литовского, Галицкой Руси, Польского королевства, Владимиро-Суздальской Руси, Золотой Орды, Новгородской Земли - «Гардарики», Речи Посполитой, России, учредители государства Союз Советских Социалистических Республик и международной структуры Организация Объединённых Наций, - как никто иной, заинтересованы в установлении всеобщего мира, порядка, справедливости и процветания на территории УССР, учредителем и законным владельцем которой они и являются. Поэтому РусиныРусы в целом поддерживают поиск мирных путей выхода из украинского кризиса, в том числе и в рамках Минских соглашений.

Вместе с тем, конфликт, вылившийся в 2014 году в открытую гражданскую войну, является многоаспектным, и его невозможно решить исключительно отводом войск и вооружений, амнистиями для участников боевых действий, налаживанием социально-экономических связей, изменениями в Конституцию и проведением местных выборов. К сожалению, среди международных структур и даже в правящих кругах России до сих пор нет понимания первопричин и масштабов украинской катастрофы, а, соответственно, нет и комплексных программ, способных преодолеть не только следствия, но и первопричины возникшего кризиса.

До 2014 года этот конфликт десятилетиями тлел в форме холодной гражданской войны. И даже при гипотетическом соблюдении алгоритма и выполнении всего перечня мер, прописанных в Минских соглашениях, - это не остановит войну, и, тем более, не вернёт доверие и взаимопонимание противоборствующих сторон этой гражданской войны.

Принятые за основу почти во всём мире шаблоны мышления ограничиваются общим представлением об украинском кризисе, как о «конфликте России и Украины», что и определяет их стремление назначить Россию «агрессором» и одной из сторон конфликта, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но, на самом деле, всё куда сложнее, и это, в первую очередь, связано с самой сущностью Украины и происхождением украинства.

И прежде всего, так называемому мировому сообществу следует понять, что украинский кризис и вспыхнувшая в 2014 году война фактически сводится к тому, что РУССКИЕ УБИВАЮТ РУССКИХ.

Для понимания сути украинства, как общественно-политического явления, следует обратиться к истории. Как уже указывалось выше, Украина – проектное политическо-территориальное образование, фактически оккупировавшее в 1991 году территорию УССР. А ведь это – земли исконно русские (русьские/руськие/руские, то есть, принадлежащие Русинам и Русам), которые в разные исторические периоды именовались либо Скифией, либо Южной Русью, либо Юго-Западной Русью, либо Малой Русью. Но, по отношению к которым понятие «Украина» как имя собственное, вплоть до ХІХ века, автохтонными жителями этих земель, Русинами и Русами, НИКОГДА не применялось. Само слово «украина/окраина» обозначает порубежье, а «окраинец» - пограничник, который должен

охранять мир и покой на рубежах. Была Псковская окраина, была Галицкая окраина. До конца XVIII века эти административно-территориальные термины не имели никакого отношения к конкретному народу и нации.

Ударом по Русинам и Русам, жившим на территории Южной Руси, стала Люблинская уния, заключенная в январе 1569 года, результатом которой стало фактическое поглощение Литовской Руси Польшей и образование государства Речь Посполитая, в котором огромным влиянием пользовались агенты Святого престола. Это поглощение имело тяжелейшие последствия для руского народа. Подчинявшиеся Ватикану власти Речи Посполитой приступили к борьбе с православием и с рускостью. Храмы превращались в вертепы, населению навязывали униатство. Православные руские крестьяне поднимали регулярные восстания против произвола польско-католических оккупантов, из которых самым мощным и организованным было восстание Северина Наливайко и Григория Лободы. В 1648 г. под руководством Богдана Хмельницкого началось восстание, вошедшее в историю как Освободительная война. В результате которой Польша потеряла контроль над Малой Русью, а всё левобережье Днепра и город Киев воссоединились с Руским Царством.

Переяславская Рада 1654 года ознаменовала собой начало возъединения искусственно разделённых на несколько столетий частей Руси, а также борьбу Руского государства за земли Западной Руси с Речью Посполитой, которая в результате трёх разделов (1772, 1793 и 1795 гг.), фактически прекратила своё существование. Территории Польши и её колоний, с соблюдением всех международных юридических формальностей, были поделены между Россией, Пруссией и Австрией. Вся территория Малой Руси, за исключением Галиции (Червоной Руси), Закарпатья (Подкарпатской Руси) и Буковины, вернулась в состав единого Руского государства – Российской империи. Однако укоренившееся за несколько столетий на исконно руских землях польско-иезуитское и иудейское присутствие во многом определило ход дальнейших деструктивных явлений, которые продолжают происходить в течение последних двух веков.

Польские аристократы, потерявшие былое влияние, не смирились с новыми политическими реалиями, и в своей научно-публицистической деятельности руководствовались русофобскими установками. В основу сепаратизма на южнорусских землях был взят топоним «Украина», использовавшийся в Речи Посполитой для обозначения узкой пограничной полоски земли, территориально соответствующей Черкасской области УССР.

В частности, польский писатель, масон-оккультист Ян Потоцкий в 1796 году издал «Историко-географические фрагменты о Скифии, Сарматии и славянах», где обосновал теорию якобы особого украинского этноса, который, как и поляки, по его словам, происходил от сарматов - героизированного в польской историографии древнего евразийского племени. Другой польский аристократ Тадеуш Чацкий, сын коронного подчашего и внук великого коронного канцлера, в 1801 году издал программный польскоязычный труд «О названии "Украина" и зарождении козачества», в котором одним из первых выдвинул тезис о якобы существовании отдельного «украинского народа», не имевшего никакого отношения к славянству. По утверждению Чацкого, предками «украинского народа» были представители кочующей орды укров, которая пришла на восточнославянские земли Поднепровья из-за Волги в VII веке. Так Потоцкий и Чацкий приоткрыли «окно Овертона» и первыми проложили дорогу к формированию идеологии

украинства. Воспользовавшись указом Александра I 1803г., провозгласившего автономию польского просвещения, католические аристократы принялись проводить украинизацию южноруских земель. С тех пор польские преподаватели, ревностные католики, старательно внушали руским гимназистам малороссийских (южноруских) губерний мысль об их особом происхождении и культурно-интеллектуальном превосходстве над своими братьями-великорусами.

Эта подрывная деятельность вскоре привела к конкретным результатам. За четверть века была выстроена четкая вертикаль власти. Руководители польской образовательной автономии в Малороссии, пропагандирующие идеи «отличности» украинцев от руских, назначали на должности инспекторов школ и гимназий по большей части выходцев из шляхетской среды и ностальгировавших по временам Польши «от моря до моря». Те, в свою очередь, привлекали к работе с подростками молодых преподавателей городских училищ и других просветительских заведений, которые исповедовали концепцию культурно-национальной «особости» украинцев. Чаще всего эти учителя сами воспитывались в условиях чуткого и трепетного отношения к фольклорно-песенным традициям на основе малоросского наречия (то есть южноруского диалекта руского языка).

Одним из таких этнографически ориентированных писателей и учителей был Пантелеймон Александрович Кулиш - провозвестник «украинского просвещения». В 1856 году Кулиш издал двухтомный историко-этнографический сборник «Записки о Южной Руси», который был опубликован в Санкт-Петербурге при активной поддержке членов государственной администрации. Всё бы хорошо, но, материалы, вошедшие в сборник, были набраны особым фонетическим алфавитом, получившим название «кулишовка». Кулиш написал на «кулишовке» целый ряд публицистических, научных и художественных текстов, которые он и его сторонники публиковали в первом «украинском» журнале «Основа», свободно и беспрепятственно выходившем в Санкт-Петербурге.

Немаловажную роль в популяризации названия «Украина» и украинства сыграл народный лирик Тарас Шевченко, малороссийские стихотворения которого известны всем руским читателям. Ещё с советских времён в украинской литературе установился культ Шевченко как «главного в пантеоне украинских писателей и поэтов». Будучи по происхождению крепостным у польского помещика, выходцем с Черкасчины, и, одновременно, чрезвычайно талантливым писателем, поэтом и художником, он стал удобным «рекламщиком» украинства для польских и масонских закулисных кругов. А ряд скандальных произведений Шевченко был написан под чужим влиянием либо отредактирован другими лицами. Так, например, «Послание Шевченко к Основьяненко», ставшее впоследствии боевым лозунгом «украинской партии», стало продуктом «отсебятины» и откровенной фальсификации со стороны Кулиша. Будучи одарённым, но одновременно доверчивым и внушаемым, сам поэт неоднократно жаловался, что при написании провокационных стихов поддавался чужому влиянию.

Примечательно, что и Кулиш, и Шевченко, и ряд других писателей-«украинофилов» ХІХ века в той или иной степени находились под влиянием либо были связаны с польскими «культурными деятелями» - такими, как Адам Мицкевич, Владимир Терлецкий, Антон Мальчевский, Северин Гощинский, Богдан Залесский, Свидзинский, Руликовский, Грабовский, Чайковский и другие.

Отсечение руских Южной Руси от своих корней – поначалу литературно и культурно, а затем и на уровне идентичности - внедрялось аккуратно, но уверенно. В итоге, начав с безобидного, на первый взгляд, распространения моды на народный язык южноруских диалектов, под влиянием польских пропагандистов и впитавших их идеи руских Малороссии, ко второй половине ХІХ века целое поколение молодёжи оказалось поражено идеями украинства. Постепенно на землях Российской Империи среди этнических руских было распространено украинофильское движение, которое год за годом озвучивало всё более радикальные идеи сначала культурного, а затем и национального сепаратизма.

К началу 1860-х годов аппетиты украинофилов достигли требований использования на территории Малороссии малороссийского «языка» уже в качестве не вспомогательного, а основного. В итоге, центральная власть в лице министра иностранных дел Петра Валуева, наконец, обратила внимание на проблему литературного сепаратизма в Малороссии, базирующуюся на искусственно созданном «украинском языке». Так, в условиях начавшегося польского восстания в июле 1863 года был введён так называемый «Валуевский циркуляр», предполагавший запрет издания религиозной, учебной и предназначенной для начального чтения литературы. По словам самого Валуева, «большинство малороссов сами весьма основательно доказывают, что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может, и что наречие их, употребляемое простонародьем, есть тот же русский язык, испорченный влиянием на него Польши…». Учитывая сказанное выше, есть все основания считать подобную оценку более чем справедливой, а принятые министром Валуевым меры уместными, если не сказать, несколько запоздалыми.

Готовясь к мятежу 1863г., поляки отводили немаловажную роль украинскому сепаратизму, рассчитывая руками оболваненных руских Малой Руси побороть Россию и восстановить Польшу. Командир польских боевиков Мирославский наиболее красноречиво раскрыл намерения польских сепаратистов: «Бросим бомбы за Днепр и Дон, в сердце России. Пускай уничтожат её. Раздуем ненависть и споры в русском народе. Русские будут рвать себя собственными когтями, а мы будем расти и крепнуть». В так называемой «Золотой Грамоте» 1863 года польский Народный Ржонд не скупился на обещания «даровать» южнорускому народу все общественные и политические права. Цена польских обещаний РусинамРусам известна по историческому опыту взаимодействия с польско-католическими оккупантами в течение двух столетий после Люблинской унии 1569 года, а также в межвоенный период 1918-1939 годов. И не удивительно, что руский народ, избавившийся двумя годами ранее от крепостнических оков польских помещиков, сам принялся активно усмирять польский мятеж. В этих условиях украинофильство на несколько десятилетий затаилось. Но уже с 1887-1888 годов украинофилы Южной Руси слились со своими единомышленниками в Галиции в единую политическую «украинскую» партию под знаменем «Соборной Украины», после чего по обе стороны границы в 1893-1905 годах последовало несколько политических выступлений.

История происхождения украинской партии требует ознакомления с культурной жизнью Червоной Руси в ХІХ веке. В пределах Австро-Венгрии руский народ составлял сплошное сельское население Восточной Галиции (Червоной Руси), западной Буковины и Подкарпатской Руси. Как и тысячелетие назад, свою территорию жители этих областей называли Русью, себя Русинами (западноруский синоним слова «Руский»), а свой язык

– руским. В старинных латинских актах Польши слово «Руский» переводилось как «ruthenus». За время нахождения Червоной Руси (Восточной Галиции) в составе Польши с 1386 по 1772гг., её аристократия была ополячена и окатоличена. Руской идентичности остались верны только мелкие ремесленники, крестьяне и сельское духовенство.

Стремление оставшейся в составе Австрийской империи части Руского народа (Русинов) воссоединиться со своими братьями в составе Российской Империи, вызывало обеспокоенность австрийских властей. Поэтому австрийцы всегда были озабочены обособлением восточнославянского населения Галиции от остальных руских.

В отличие от России, где государство худо-бедно препятствовало изменению сознания и культурного кода руских Малой Руси, в первую очередь, Русинов, «малороссов» - в «украинцев», в австрийской Галиции развитию украинства был дан «зелёный свет».

После неудавшегося польского восстания в 1848 году с целью восстановления польского государства польская шляхта Галичины, состоявшая из владельцев крупных латифундий, заявила о своём верноподданничестве Францу Иосифу и в награду получила полную власть над всей Червоной Русью. Как и в Речи Посполитой, поляки и их иезуитское духовенство продолжали полонизировать и окатоличивать исконно руское население края. Австрийские власти неоднократно пытались уничтожить слово «руский», которым с незапамятных времен называло себя население Галичины, придумывая для него разные другие названия. Особенно рьяно эту политику проводил известный русоед, наместник Галичины граф Голуховский. В 1860-х годах поляки пытались уничтожить кириллицу и ввести вместо неё для русинов Червоной Руси латинскую азбуку. И лишь бурные протесты руского населения края вынудили венское правительство и польских политических махеров отказаться от этой затеи.

Качественный скачок в политике украинизации Червоной Руси происходит в 1890 году, когда по отмашке австрийского правительства депутаты сейма в Галиции Юлиан Романчук и Анатолий Вахнянин заявили с трибуны, что «православно-униатское население Галицкой Руси, называющее себя руским, на самом деле не имеет ничего общего с руским народом, а является украинцами». Эта декларация ознаменовала начало политики тотальной украинизации в австрийской Галиции и борьбы с рускими патриотическими партиями и организациями.

Начинается тотальная украинизация и культивирование ненависти к России и всему рускому. В школах, судах и во всех ведомствах вводится новое правописание. Издания украинствующих переходят на новое правописание, старые «руские» школьные учебники изымаются, а вместо них вводятся книги с новым правописанием. В учебнике литературы на первом месте помещается в искажённом переводе на галицко-руское наречие монография М. Костомарова «Две русские народности», где топонимы «Малороссия» и «Южная Русь» подменяются названием «Украина» и где подчёркивается, что «москали похитили у малоросов имя Русь», после чего они, якобы, остались без имени и им пришлось искать другое название. По всей Галичине распространяется литература об «угнетении украинцев москалями». В руские села посылаются исключительно учителя украинофилы, а учителей с русскими убеждениями оставляют без мест.

В сотрудничестве с Ватиканом униатская церковь получила чёткую управленческую структуру. Униатское духовенство с подачи ватикано-иезуитских структур стало на подконтрольной Австрии территории проводником украинства в самой агрессивной его форме. Руские униатские священники, как правило, с университетским образованием, пользовавшиеся уважением и поддержкой народа, ратовавшие за Русь и рускую веру, были заменены на ярых русофобов, пропагандирующих украинство. А сама униатская церковь из руской превратилась в украинскую. Политику тотальной украинизации, по своей сути отрицающей всё руское и православное, власти поручили поляку – графу Шептицкому, возвысив его в сан митрополита. Мечтая стать униатским патриархом «Великой Украины от Кавказа до Карпат» после разгрома России и перевода всех руских людей Южной Руси в унию, Шептицкий стал верным проводником австрийской политики русофобии и русоцида.

С назначением Шептицкого главой униатской церкви приём в духовные семинарии юношей руских убеждений прекращается. Из этих семинарий выходят священниками заядлые политиканы-фанатики, прозванные в народе «попиками». Те внушают народу новую украинскую идею, всячески стараются снискать для неё сторонников и сеют вражду в деревне. Украинизированные школы и церкви постепенно делают своё дело: часть молодёжи принимает их сторону и в сёлах вспыхивает открытая вражда. В одних и тех же семьях одни дети остаются рускими, другие считают себя «украинцами». Смута и вражда проникают не только в деревню, но и в отдельные хаты, начинается вражда и борьба между соседними деревнями. Церковные и светские власти поддерживают униатов-украинофилов, а руские деревни не находят государственной поддержки. Православные богослужения разгоняются жандармами, православные священники арестовываются и им предъявляется обвинение в государственной измене. За клевету и доносы в адрес карпатских русинов –патриотов Руси, доносчики получают от правительства продвижение по службе и щедро снабжаются австрийскими кронами и немецкими марками.

Для идеологического обоснования и закрепления концепции украинства из Киева в Австро-Венгрию приглашается Михаил Грушевский. Для него во Львовском университете власти учредили кафедру «украинской истории», поручив ему составить историю «Украины» и никогда не существовавшего и не существующего «украинского народа». В своих «научных» изысканиях Грушевский, по сути, открывает «окно Овертона», используя для переноса идентичности с Руси на «Украину» переходного названия «История Украины-Руси». В награду и благодарность за это Грушевский получает от австрийского правительства виллу-дом и именуется «батьком» и «гетманом».

Таким образом, именно Галиция стала благодатной почвой и главным полигоном для обкатки т.н. «украинства» - искусственного создания и утверждения украинской идентичности, противоположной руской, основными признаками которой являются утверждение о различном этногенезе руских и «украинцев» (то есть отрицание родства), сепаратизм, курс на построение «независимого украинского государства», ориентация на Запад и противопоставление себя России, руским и всему рускому.

В итоге, к началу XX века на подконтрольной Австро-Венгрии Руской земле был создан русофобский очаг для отработки технологий социальной инженерии по превращению руских в неруских и антируских. В результате на базе части руского народа, тяготевшего к единению со своими братьями по крови и вере, при поддержке и активном участии венского правительства и Ватикана/иезуитов, сформировалась искусственная и

деструктивная политико-идеологическая партия «украинцев» яростно русофобской направленности. Украинский лагерь, взращенный при польском участии австрийской администрацией и ватикано-иезуитской церковной и образовательной политикой, отбросил своё славянское родство, выступив против собственного народа, проникшись ненавистью к собственным братьям и позаимствовав от германцев методы беспощадного топтания прав славян. Украинцы стали верными рабами и лакеями Австрии, оставшись её холопами до самого её развала, выполняя самую грязную работу, дабы выслужиться перед своими хозяевами.

Руских патриотов всегда подозревали в нелояльности Вене и шпионаже в пользу России, и с началом Первой Мировой войны неминуемо стали жертвами паранойи, охватившей Австрию, и её верных холуёв - «украинцев». С началом войны австро-мадьярский террор повсеместно охватил Прикарпатскую Русь. Отрёкшиеся от Руси украинцы стали не только верными прислужниками Габсбургской монархии, но и подлейшими доносчиками и даже палачами родного народа. Проявляя патологическую жестокость, они исполняли самые подлые и постыдные поручения немецких наёмников.

Отступая с Галиции – Червоной Руси в августе-сентябре 1914г., австро-мадьярские войска вымещали свою злобу и ненависть на русинских жителях края. В манифестах и воззваниях военные и административные власти обещали от 50 до 500 крон каждому, кто донесёт на русина. В сёлах истязали, вешали, закалывали штыками каждого, кто оказался на пути изуверов. Так, в одном только селе Цуневе Городокского уезда австрийские солдаты арестовали 60 крестьян и 80 женщин с детьми. Мужчин отделили от женщин и отправили на виселицу. Через несколько минут солдаты снимали тела, а живых докалывали штыками. Матери, жены и дети стали свидетелями расправы. В селе Кузьмине Добромильского уезда австрийцы вбивали в стены хат железные крюки и вешали на них людей. В один день повесили 30 крестьян. Погромы и террор прокатились по сёлам Липовица, Куликов, Сулимов, Батятычам. В числе доносчиков были украинцы.

На город Львов, как центр культурной жизни Червоной Руси - Галиции, обратили особое внимание все административные, полицейские и военные власти. В столице Прикарпатского края находились центральные органы просветительских и культурных галицко-русских обществ и организаций. С началом мобилизации все они были закрыты, а имущество подверглось грабежу и разгрому. На основании подлейших доносов украинцев, в несколько дней все львовские тюрьмы были переполнены русинами. Арестованных водят из тюрьмы в тюрьму группами, и по пути на улицах городов их избивают толпы подонков и солдатчины. В темном углу «Бригидок» шла экзекуция за экзекуцией. Были повешены десятки русинов. Последний из казнённых под виселицей крикнул: «Да здравствует Великая и нераздельная Русь», доброволец-палач истязал его на эшафоте четверть часа. Прокатился террор и по Львовскому уезду. Десятки крестьян были убиты в Гонятичах, Острове, Никуловичах, Запытове.

По мере отступления к Карпатам австрийских бригад, ими всё сильней овладевала ненависть к симпатизировавшим России русинам. Военный судья Станислав Загурский вынес более 100 смертных приговоров. На основании показаний лишь одного свидетеля, он отправил на виселицу 10 крестьян из Синеводска Скольского уезда. Тела несчастных жертв душегубы бросили в болото. В Святинском уезде наиболее потерпело село Залучье.

Палачом населения был вахмистр жандармерии, украинец Пушкарь, арестовавший 86 человек, и лично избивавший крестьян розгами. Терявших сознание он приказывал поливать холодной водой, затем продолжал пытки. По сведениям украинца, вернейшего слуги Австрии Василия Маковского, в Станиславской тюрьме на Дуброве шли казни с утра до вечера. В городе Станиславове после временного отхода российских войск по доносам украинцев было казнено 250 человек, в том числе тех, кто стирал русским солдатам бельё, продавал им продукты. В Байковщине, с центром в Турке, вся интеллигенция в уезде находилась в тюрьмах, не было поблажек для больных, стариков и женщин. В Турке мадьяры повесили четырёх мещан, там же был расстрелян Лука Матковский - за то, что назвал себя русином. Туча мести и террора не прошла мимо и Ярославского уезда. В Маковисках на своих прихожан доносил священник-униат Крайчик. В Соснице на основании доносов «друзей Австрии – украинцев» Михаила Слюсара, войта Михаила Кушнира, Пантелеймона Василины, учителя Горошко и Саула Рубинфельда, были повешены девять человек. Двоих из них мадьяры-уланы привязали за свои седла и волокли 4 километра до села Задубровы и обратно, потом повесив на деревьях.

15 сентября 1914 года в Перемышле озверелые солдаты изрубили на улице группу из 46 арестованных русинов. В результате бойни несчастные, включая ученицу гимназии и мать четверых детей, были жестоко убиты.

Западная окраина Галицкой Руси испокон века заселена горским племенем лемков по Бескидам Западных Карпат и находилась под самым тяжелым обухом австро-мадьярского разбоя. Здесь, после потери восточной Галичины, скопились австрийские «патриоты». Ввиду того, что этот русский уголок непоколебимо стоял при Руси, то не удивительно, что злоба украинских приверженцев всячески стремилась использовать подходящее для себя время, чтобы избавиться от преданных Руской Отчизне русинов-лемков. Доносами занимались не только жандармы, сельские писари и войты, но и учителя, и даже духовные лица. Вскоре, после доносов пособников Австрии, была подвергнута повальному аресту вся русинская лемковская интеллигенция: священники, адвокаты, судьи, педагоги, студенты и даже гимназисты, не говоря о крестьянстве. Как и в Восточной Галиции – Червоной Руси, всех заподозренных в малейших симпатиях к России и рускому, ждала жестокая расправа.

Летом 1914 года австрийские власти отдали секретный приказ: создать для содержания арестованных русинов особые лагеря. Заподозренных в руском патриотизме и симпатиях к России и рускости карпатских русинов вывозят вглубь Австро-Венгрии в специально созданные для содержания руских концлагеря – Терезин и Талергоф, ставшие первыми концлагерями Европы и начавшими работу 3-4 сентября 1914 года. Там нашли последнее пристанище не только убеждённые сторонники руского единства, но и простые люди, попавшие под горячую руку венского режима, многие – лишь за то, что считали себя рускими. Особенно страшными стали первые месяцы существования лагеря. Бараков в Талергофе не было вплоть до зимы 1915 года, и тысячи узников спали под открытым небом на сырой земле. В условиях антисанитарии миллионы насекомых разносили по всему Талергофу инфекционные болезни. О каком-либо лечении погибавших не могло быть и речи. Несчастные мученики тысячами гибли от голода, холода и болезней. За Русь на виселицы, расстрелы и издевательства в Терезине, Талергофе, Вене и других концлагерях Австро-Венгрии шли тысячи и тысячи руских людей. Всего во время Первой мировой войны в австрийские концлагеря было сослано порядка 30-40 тысяч русин.

Украинские фальсификаторы истории позже утверждали, якобы в Талергофе мучились украинцы. Горстка украинцев, которые в военном замешательстве, по ошибке или по доносам своих недругов, попали в Талергоф, очень скоро, благодаря украинской комиссии в Граце во главе с Иваном Ганкевичем, получили свободу. Ложь украинских пропагандистов об украинцах-жертвах Талергофа опровергается самим фактом создания Австрией и Германией (при участии Ватикана/иезуитов) т.н. «Украины/УНР» в интересах последних.

К 1915 году военный террор против русин достиг такого размаха, что император Франц-Иосиф вынужден был издать специальный указ. В нём говорилось, что не следует подозревать всех, кто называет себя рускими, в нелояльности к трону, а военным следует быть более сдержанными в применении карательных мер. В газетах было запрещено публиковать фотографии повешенных русинов.

Не было в Руском Прикарпатье села и семьи без потерпевших. Не редким явлением в 1914-1915 годах были массовые аресты целых селений. Число жертв в одной только Червоной (Галицкой) Руси превышает 30 тыс. человек. Более ста тысяч русинов Червоной Руси, спасаясь от австрийско-украинского террора, вынуждены были оставить родной край и вместе с отступающей русской армией летом 1915 года уйти в Россию. Например, жители села Скоморохи ушли с русскими войсками и поселились в Пензенской губернии. В отместку австро-венгерские власти приказали сжечь оставленные ими дома.

Результатом геноцида русин стало то, что их численность во Львове сократилась почти вдвое. В общей сложности, физически было уничтожено свыше 60 тысяч православных жителей Галичины – Червоной Руси. В итоге, в результате этнических чисток генофонду русин региона был нанесён непоправимый ущерб. Русинское сопротивление украинству было брутально переломано через колено. А народ, веками природно стремившийся к единению со своими братьями по крови и вере – руским народом Руси/России – истреблён, либо обращён в русофобию и русоедское униатство под эгидой Ватикана и иезуитов. Греко-католическая (униатская) церковь стала основой политического «украинства», где ключевую роль сыграл уже упомянутый выше униатский митрополит Андрей Шептицкий.

Приведенные выше факты террора и резни, постигшие Червоную Русь и Западную Галицию – Лемковщину, это лишь капля в море общенародного мученичества, слёз и крови Червоной Руси. По данным составителей «Талергофского альманаха», всего в результате австро-венгерского террора на территории Галиции, Буковины и Закарпатья пострадали 120 тысяч человек. Было убито около 300 униатских священников, заподозренных в симпатиях к православию.

Вместе с тем, бойня русинов в Галиции не была стихийной или спонтанной. Буквально накануне начала Первой мировой войны, когда она уже витала в воздухе, на картах Австрийского генерального штаба были обведены красным сёла, где по результатам недавних выборов победили представители руских патриотических (русофильских) сил. И для закрепления украинства на территории Галиции, а также для окончательного разгрома русинства, Вене требовались массовые этнические ч

на, на которую, в конечном счёте, по замыслу Вены и Ватикана, и должна была быть «списана» предстоящая «мясорубка».

Поэтому сегодня РусиныРусы и Правительство УССР обращают внимание всего международного сообщества на то, что бойня в Галиции 1914-1918гг., а также сгон Русинов со своих родных земель и их депортация в концлагеря Терезин и Талергоф, являются спланированным геноцидом Русинов Западной Руси со стороны Австро-Венгрии и её прислужников в лице их верных холопов – украинцев, предавших собственный руский народ.

РусиныРусы и Правительство УССР подчёркивают, что данные преступления против мира и против человечности, в том числе, против Русинов, инспирированные, в частности, Ватиканом, являются этническими чистками с целью изгнания либо уничтожения русинов для освобождения Червоной Руси (Галиции), а также Подкарпатской Руси (Закарпатья), Буковины, Лемковщины и других русинских земель от их исконного, автохтонного народа для дальнейшего беспрепятственного развития деструктивного русоедского проекта «Украина».

Поэтому РусиныРусы и Правительство УССР требуют от международного сообщества неотвратимости наказания для виновников погрома и бойни в Галиции в 1914-1918гг., а также подтверждения признания Червоной Руси (Галиции), Подкарпатской Руси (Закарпатья), Буковины, Лемковщины территориями, принадлежащими Русинам, но не украинцам/(Украине/УНР), полякам/Польше, венграм/Венгрии, румынам/Румынии, либо иным субъектам, которые напрямую причастны к этим военным преступлениям, получили выгоду от их совершения и/или пользуются их результатами. Правопреемники/правопродолжатели Австро-Венгрии обязаны понести заслуженное наказание за геноцид русинов в Червоной Руси (Галиции), Подкарпатской Руси (Закарпатье), Буковине и Западной Галиции (Лемковщине), впоследствии перекинувшийся на территорию Малой (Южной) Руси.

В условиях фактического уничтожения российского государства после февральской революции 1917 года, также инспирированной извне и реализованной подрывными силами внутри страны, украинство проявилось в полную силу в самопровозглашённой т.н. «Украинской Народной республике» (УНР, 1917-1921гг.). Боясь потерят?

15:56
RSS
16:04
+2

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Боясь потерять захваченную в марте 1917 года власть в Киеве, самопровозглашённая Центральная Рада во главе с уже упомянутым агентом Австро-Венгрии Грушевским, в итоге стала ширмой для оккупации Украины немцами и австрийцами. Немецкие и австрийские штыки после захвата кайзеровской Германией и её союзниками территории Южной (Малой) Руси обеспечили не только выкачку ресурсов из новой немецкой колонии, но и создали политические предпосылки для беспрепятственного «экспорта украинства» с территории Галиции (Червоной Руси), где оно уже было «обкатано» за предыдущие десятилетия, на берега Днепра. Колониализм врагов России и всего руского вызвал непринятие и ожесточённое сопротивление, особенно в городах Юга Руси. И установившаяся в результате октябрьской социалистической революции власть большевиков в Петрограде и Москве дала надежду рускому народу Южной Руси на восстановление единого Руского государства. Так, в Киеве в конце января 1918г., не дожидаясь подхода Красной Армии, восстали рабочие завода «Арсенал». Восстание было жестоко, с остервенением подавлено боевиками галицко-

буковинского куреня, т.н. «сечевых стрельцов» Коновальца. Почти одновременно восстала Одесса, оказывавшая немецко-австрийским оккупантам сопротивление до марта 1918 года. На территории Харьковской, Екатеринославской (Днепропетровской) и части Херсонской губерний была образована Донецко-Криворожская Советская республика, оказывавшая сопротивление австрийско-германским войскам до мая 1918 года.

Советская власть, восстановленная в Южной Руси в новых реалиях, а также с учётом троцкистских, по сути, сепаратистских настроений, подчёркивавших «необходимость сохранения национально-культурной автономии» народов Советской России, выделила территорию Южной Руси в отдельную союзную республику – Украинскую Советскую Социалистическую Республику (УССР). В самой республике, как и в созданном в 1922 году Союзе ССР, вместо действовавшей в дореволюционной царской России концепции триединства, была установлена так называемая концепция братских народов.

Дореволюционная концепция триединства рассматривала Русский (восточнославянский) народ как суперэтнос, объединяющий три свои основные ветви (субэтноса) – малорусскую (титульная ветвь Малой Руси, Червоной Руси и Подкарпатской Руси; так же известны как Русины), белорусскую (титульная ветвь Белой Руси) и великорусскую (титульная ветвь Великой Руси). Вместо этого, новая советская концепция провозгласила братскими, но отдельными, народами белорусов, «русских» и «украинцев». То есть, по факту русинам/малороссам было директивно присвоено уже знакомое нам по польским, австрийским и ватиканским/иезуитским «козням» ущербное название «украинцы», а название «русские» отныне стало применяться только к великорусской ветви до этого единого народа.

В итоге, за «борт русской идентичности» в СССР было фактически выброшено две из трёх ветвей единого народа, а малорусам/русинам была ещё и директивно навязана вредительская и сепаратистская идеологема украинства. Соответственно, согласно этой концепции, также директивно было принято считать, что, якобы существует «отдельный украинский язык». Который, используя наработки австрийского «грантоеда» Грушевского, в УССР принялись активно «разрабатывать» ряд деятелей, в том числе чекисты Николай Скрипник и Николай Фитилёв (литературный псевдоним – «Мыкола Хвылёвый»). Для этого за основу был взят южноруский полтавский диалект («суржик») руского языка, в котором создатели «украинского языка» заменили лексику, схожую на рускую, отличными по звучанию и написанию словами, чтоб они максимально отличались от руских литературных. Затем была заимствована лексика из иностранных языков (польского, немецкого, латинского и других). За последние десятилетия недавно созданный «украинский язык» активно заполняют чуждыми южнорусской речи заимствованиями галицко-канадских диалектов.

РусиныРусы заявляют: считать, что руские, «украинцы» и белорусы — братские народы, примерно то же, что объявить «братскими народами» руских, рязанцев, уральцев и сибиряков. То есть, по сути, речь идёт об искусственном выделении из руского монолита отдельных региональных компонентов и возвышении их до отдельных наций.

Принятие в СССР сепаратистской по своей сути концепции «братских народов», ознаменовало собой огромный скачок очередного этапа «окна Овертона» по украинизации руского народа Южной Руси. Прикрываясь словом «братский», авторы процесса дезинтеграции Руси в границах СССР, на этом новом этапе не только наделили

«украинствующие элементы» званием «национально-культурной общности» с «их собственным отдельным языком», но и предоставили им статус союзной республики (даже не автономии!), административно выделив под их проект часть территории и населения Руси/России/СССР.

Победив в Великой Отечественной войне и окончательно закрепив за Русью/Россией/СССР земли Западной Руси в составе УССР, советская власть сумела подавить униатство с его комплексным пагубным влиянием на общеруское единство. Но, после встречи М.Горбачёва с папой Иоанном Павлом II в 1989 году униатство на территории Южной Руси — УССР было восстановлено. Это во многом и предопределило дальнейшие катастрофические события на территории УССР, включая нынешнюю оккупацию исконных, автохтонных земель РусиновРусов.

Как уже сказано выше, в 1990-1992 годах произошёл захват органов управления территорией и населением УССР незаконными структурами Украины/УНР, к которому ватикано-иезуитские структуры также имеют прямое отношение. Почувствовав с фактическим крушением СССР политическую свободу и полную безнаказанность, их рядовые исполнители принялись «рвать» и «резать по-живому» те органичные экономические, культурные и духовные связи, на которых держалась административно разделённая на союзные республики, но духовно, экономически и политически единая Русь/Россия/СССР.

В течение 1989-1991гг. в Червонной Руси – Галичине было захвачено порядка 700 православных храмов, причём захваты производились подразделениями ОМОН совместно с униатскими т.н. «активистами», а по факту — боевиками, незаконными вооружёнными формированиями, в том числе из организации УНА-УНСО. Массовые избиения православных верующих, вплоть до нанесения тяжких телесных повреждений и убийств, при поддержке государственных структур Украины/УНР, ранее совершивших рейдерский захват власти в УССР, в этой террористической акции стали обычным делом.

После захвата власти в УССР структурами Украины/УНР параллельно с созданием во Львове и других городах западного региона всевозможных католических, включая униатских, иезуитских училищ — «кузниц кадров» для будущих уничтожителей Православия и рускости, так называемому «Святому Престолу» был крайне необходим захват ВСЕХ православных храмов в западных областях УССР. Это — обязательное условие для дальнейшего укрепления и распространения атмосферы тотальной русофобии и русоедства/русоцида в западных областях республики. Связано это с тем, что население Галиции, Буковины, Закарпатья и Волыни — традиционно религиозное и воцерковлённое. Поэтому адская машина Ватикана/иезуитов, нуждалась в перехвате контроля над православными приходами, дабы использовать их в качестве пропагандистской трибуны, настраивая многочисленных прихожан на отрицание и уничтожение всего руского и православного.

В результате, все западные области (за исключением Закарпатья и частично Буковины) уже в 1998 году на выборах в большинстве своём голосовали за «Рух» и другие русофобские силы. Таким образом, уже в первой половине 1990-х годов на западе оккупированной территории УССР, после фактического крушения СССР, был воссоздан русофобский питомник, где украинство не ограничивалось «официальными мантрами» отдельных

чиновников, а проникало во все сферы жизни. То, что остальная часть страны испытала в 2014 году во время повального варварского уничтожения памятников советского периода, во Львове, Ивано-Франковске (Станиславе), Тернополе и других городах на западе страны произошло ещё в 1991-1993 годах. А преследования, травля и даже убийства руских общественно-политических деятелей в регионе, при попустительстве либо откровенном одобрении местных «украинствующих» пробандеровских властей, уже за первое десятилетие т.н. «независимости Украины» стало нормой. Пример тому – убийство в октябре 1999 года руского писателя, доктора исторических наук, профессора, аналитика и педагога Виталия Ивановича Масловского. В условиях неоднократных запугиваний учёного и его семьи супруга вынуждена была отказаться от требований возбуждения уголовного дела, убийцы Масловского так и не были найдены.

Получив крепкий культурный мазепинско-бандеровский «украинский» плацдарм на западе страны, где в условиях коррумпированной, настроенной против восстановления руского единства центральной власти в Киеве, при помощи ватиканско-иезуитских структур начался процесс постепенного «культурного влияния» бандеровских культурных варваров и террористов на остальные области.

По мере ухода из жизни людей старшего поколения – носителей советских ценностей, органически не принимающих преклонение и раболепие перед т.н. «цивилизованным Западом», постепенно вырастает поколение молодых людей, для которых подобные унижения, а также разрушенная экономика, порванные с Россией, Беларусью и остальными странами СССР связи, эгоизм, русофобия и многие другие деструктивные явления становятся нормой.

Подобная нездоровая ситуация закрепляется, в частности, через СМИ, учебные программы и литературу. Уже на рубеже 1990-2000х годов, ранее всецело осуждавшееся мазепинское и бандеровское движения, всё больше оправдываются и даже превозносятся в учебниках истории, в виду их, якобы, стремления к «созданию украинской государственности». На это же направлена широко тиражируемая т.н. «научно-популярная литература», в том числе, и по линии всевозможных фондов, вроде «Возрождения» Сороса. А тотально навязываемые мифы о «голодоморе», «сталинских репрессиях», якобы «искусственной русификации» делают из жителей оккупированной УССР (и что особенно страшно – детей) оголтелых, отъявленных ненавистников России и всего руского. Учебники по истории Украины и украинской литературе становятся пропагандистским инструментом по разжиганию тотальной русофобии и русоцида. А министерство образования превращается в министерство пропаганды и агитации подрастающего поколения, где жертвой манипуляций и циничной, наглой фальсификации фактов становится неокрепшая детская психика, неспособная критически воспринимать получаемую недостоверную информацию.

За более чем 25 лет интенсивной социальной инженерии, проводимой над жителями оккупированной территории УССР, к моменту совершения профашистского государственного переворота в феврале 2014 года, общество оказалось не только разобщено, деморализовано и деградировано, но и не имело чёткого представления о необходимом векторе движения. В итоге, значительная часть населения страны, в силу многолетней «обработки мозгов» всеми доступными средствами (от СМИ до системы образования), оказалась не только не готова дать отпор захватившим власть в Киеве фашистам, но и считала фашистскую оккупацию, преподносимую подконтрольными

бандеровскому режиму СМИ, «революцией достоинства», нормой, «торжеством свободы и демократии». Этим и обусловлено столь минимальное сопротивление киевским террористам в регионах, которое представители СБУ и других силовых структур сумели полностью нейтрализовать и уничтожить в течение считанных месяцев. Потому восстание против киевской фашистской власти оказалось возможным лишь на Донбассе, где неприятие фашизма и мазепинско-бандеровской идеологемы, достигало почти 100%.

Колоссальная финансовая помощь Ватикана, а также ряда западных спецслужб и пропагандистских сетей, позволила из маленьких групп украинских боевиков создать идейное украинское антиправославное и антирусское движение. Этому способствовала и полнейшая неготовность Киева в 2013 — начале 2014 года действовать решительно, и неготовность общества осознать масштабы и много уровневость надвигающейся угрозы. В результате принцип «разделяй и властвуй» взял верх.

В итоге сегодня, после рейдерского захвата власти структурами Украины/УНР в 1990-1992 годах, а также после профашистского переворота в феврале 2014 года, УССР фактически находится в двойной оккупации да ещё и в статусе колонии. Из которой весь так называемый «цивилизованный Запад» выкачивает ресурсы и рабочую силу, использует её территорию для расположения объектов, представляющих угрозу и России, и самой оккупированной территории УССР и её народу, фактически удерживая последнего в заложниках, планомерно проводя против него комплексный геноцид.

Часть оккупированной структурами Украины/УНР территории УССР вышла из-под контроля Киева в результате антифашистского сопротивления на Донбассе. С целью защиты его жителей от украинско-фашистского террора и резни со стороны всевозможных боевиков и вооружённых формирований Киева на этих территориях были провозглашены Донецкая Народная Республика (ДНР) и Луганская Народная Республика (ЛНР).

Согласно Конвенции о предупреждении преступления геноцида от 9.12.1948г. под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу, как таковую: убийство членов такой группы; причинение серьёзных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; предумышленное создание для группы жизненных условий, приводящих к полному/частичному физическому её уничтожению; меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; насильственная передача детей из одной группы в другую.

Проводимая на территории УССР с 2014 года киевским оккупационным режимом политика, предполагает в отношении населения Украины/УНР все выше перечисленные признаки геноцида. К тому же, помимо явных форм геноцида (не прекращающаяся с 2014 года гражданская война на Донбассе с жертвами среди мирного населения, артиллерийскими и авиационными обстрелами, массовым террором, убийствами русских/антифашистских активистов, писателей, общественно-политических деятелей), прослеживается целый комплекс неявных и скрытых его форм: уничтожение промышленности и, как следствие, постоянное снижение жизненного уровня, безработица, ограничения для работающих по возрасту, повышение пенсионного возраста, «неподъёмные» тарифы на все виды коммунальных услуг; медицинский геноцид — отсутствие адекватной медицинской помощи, введение системы семейных

амбулаторий/семейных врачей вместо участковых врачей, проблемы при вызове скорой помощи, отсутствие лекарств, либо их фальсификаты, неадекватно высокие цены на лекарства, и, как следствие, вспышки инфекционных заболеваний (оспа, туберкулёз, дифтерит, холера, корь, краснуха, которые в СССР были побеждены); отсутствие государственного контроля за качеством продуктов питания (ГМО, заменители вкуса, концентраты, консерванты, эмульгаторы и т.д.); катастрофическое положение в экологии, пагубное влияние на умственное состояние молодых людей через так называемую «систему образования», которая калечит их мировосприятие и мировоззрение, прививает русофобию и насильственную украинизацию; «выкачивание» за рубеж ресурсов, включая людские – всё это свидетельствует не просто о геноциде. Это свидетельство той катастрофы, в которой оказалось население дважды оккупированной территории УССР.

При этом, с установлением в стране с февраля 2014 года жёсткой фашистской диктатуры, темпы геноцида резко возросли. В захваченной укрофашистами стране, насквозь структурно пронизанной бандеровской идеологией, через систему образования и подконтрольные режиму СМИ (подконтрольны АБСОЛЮТНО ВСЕ!), идёт планомерная, не прекращающаяся ни на секунду бандеризация общества и привитие ему русофобско-фашистских «ценностей». Уже сейчас отдельные телефонные террористы с подконтрольной Киеву территории сеют панику и в России, парализуют деятельность её структур. Несложно догадаться, что в недалёком будущем, если массовую, тотальную бандеровскую промывку мозгов не остановить, подобные активисты начнут закладывать бомбы на важнейших российских объектах жизнеобеспечения. Киевский фашистский режим сегодня, по сути, представляет собой «обезьяну с гранатой» и, одновременно, «чёрную дыру», подобно той, что представляла собой так называемая «Ичкерия» в 1996-1999 годах, совершившая в конечном итоге нападение на российский Дагестан.

Сложившаяся сегодня на оккупированной структурами Украины/УНР и её профашистской властью территории УССР ситуация ИСКЛЮЧАЕТ возможность не насильственного сопротивления этому киевскому режиму. Любой естественный (не бутафорский) мирный протест будет жёстко пресечён режимом, если не МВД/СБУ напрямую, то с помощью уличных боевиков, используемых указанными структурами для «грязной работы», как-то: разгон митингов против повышения цен, либо вышедших на первомайский митинг стариков. При этом, ранее проводившиеся антимайдановские/антифашистские акции непременно означали «засветку» лиц их активистов, что потом имело для них тяжёлые последствия. Любая попытка организовать открытый Интернет-сайт, где будут просто публиковаться новости (не говоря уже о призывах) антибандеровской направленности, непременно окончится блокированием ресурса, а также вполне вероятным тюремным сроком для организатора. Поэтому, в виду тотального контроля над медиасферой и даже преследования за антиправительственные высказывания на улице (так называемый «бытовой сепаратизм»), никакие гибридные методы свержения террористического киевского режима невозможны, что сегодня следует учесть ряду общественно-политических деятелей России.

РусиныРусы и Правительство УССР, как титуляры и автохтоны на землях Южной Руси – УССР, категорически не согласны с установившейся в 1991 году и принявшей самые жестокие формы с 2014 года оккупацией киевским «людоедским» режимом исконно

русинских и руских земель. А потому мы кровно заинтересованы в СКОРЕЙШЕМ ОСВОБОЖДЕНИИ ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ УССР от бандеровских УКРАИНСКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ, незаконно и преступно присвоивших себе территорию и ресурсы Республики, взяв, фактически в заложники, миллионы жителей Южной Руси.

Мы, РусиныРусы и Правительство УССР, УВЕРЕНЫ, что Россия, а также ряд иных политических субъектов, также заинтересованы в скорейшем разрешении украинского кризиса. Но, для этого требуется признать существующие реалии, которые, к сожалению, расходятся с идеалистической картиной международно-политической парадигмы в отношении Украины/УНР и территории УССР:

1. Для реализации совокупности Минских соглашений необходима ДОБРАЯ ВОЛЯ договаривающихся сторон. В противном случае их выполнение может длиться ВЕЧНО. При этом стороне, фактически саботирующей их реализацию, достаточно лишь повторять мантру о своей «приверженности выполнению Минских соглашений». Именно этим уже шестой год занимается киевский режим, и ни у одной из сторон-гарантов НЕТ МЕТОДОВ (а у кого-то и желания) воздействовать на киевских фашистов, дабы принудить их выполнить собственные обязательства. Теоретически, сделать Киев более уступчивым могли бы ещё несколько военных операций вроде «Иловайского котла», однако нет никаких признаков желания и готовности его противников проводить подобные мероприятия.

2. В рамках Минских соглашений и Нормандского формата в целом, одной из сторон переговоров выступают представители Украины/УНР, формальное руководство которой, как минимум дважды (с 1991г. и с 2014г.), «замарало» себя военными и не только преступлениями, по факту является марионеточным и недоговороспособным, а потому не является и не может быть субъектным.

3. Киевский режим по своей сути является АНТИНАРОДНЫМ, ПРОФАШИСТСКИМ И ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМ. А с террористами переговоры НЕ ВЕДУТ.

4. Таким образом, в рамках Минских соглашений и Нормандского форматов возникает необходимость замены Украины/УНР, как стороны переговоров, на представителей ЗАКОННОЙ ВЛАСТИ на территории УССР, каковыми являются РусиныРусы в лице Правительства УССР.

5. Выполнения только пунктов Минских соглашений для разрешения украинского кризиса (прекращение огня, отвод вооружений и вывод вооружённых формирований, амнистия, восстановление инфраструктуры и связей, конституционной реформы, проведение выборов) сегодня уже недостаточно. С 1991 года на всей оккупированной территории УССР планомерно велась «холодная» гражданская война, которая в 2014-м, после профашистского переворота в Киеве, переросла в открытую «горячую» фазу гражданской войны. И поэтому необходим целый комплекс мер по дебандеризации и дефашизации, а также ещё целый ряд мер, которые прописаны в рамках Русинского формата разрешения украинского кризиса.